Рецензия на книгу "Возропщем" в "Современнике", 1913

А. Крученыхъ. Возропщемъ. Рис. Розановой и Малевича. Ц. 30 к.

Пишу нѣсколько словъ до поводу этой книги не для того, чтобы распространяться о новомъ свидѣтельствѣ кретинизма или разбирать каракульки и пошлую мазню, а чтобы указать на одно любопытное явленіе. Эти господа, подмѣнившіе родной языкъ ревомъ орангутанговъ, умѣютъ быть удивительно понятными и краснорѣчивыми, когда дѣло идетъ о лакейскомъ подлаживаніи къ обывателю, захотѣвшему новизны, когда дѣло идетъ о саморекламированіи. Какимъ жалкимъ и наивнымъ кажется дядя Михей передъ этими "поэтами" будущаго, торгующими распивочно и на выносъ своими листовками вродѣ "Взорвалъ", "Бей", "Смерть искусству".
Книга "Возропщемъ" въ особенности характерна.
Свой трудъ г. Крученыхъ посвящаетъ г-жѣ Розановой, "первой художницѣ Петрограда". Это -- на первой страницѣ.
На девятой страницѣ сообщаютъ намъ, что Тургеневъ предвидѣлъ появленіе московскихъ эго-футуристовъ.
На десятой -- московскіе эго-футуристы возвѣщаютъ, что ихъ "завоеваніе Италіи несло въ себѣ побѣды балканскаго союза", и что Бурлюки, Хлѣбниковъ, Крученыхъ "впервые дали міру стихи на свободномъ языкѣ заумномъ и вселенскомъ".
Пожалуйста, не думайте, что передъ вами ребяческая дерзость или mania grandiosa. Всѣ эти выкрики заранѣе обдуманы и взвѣшены. На книжномъ рынкѣ не идутъ тысячи полезныхъ, серьезныхъ книгъ, надо обратить на себя вниманіе, надо выкрикнуть имя Бурлюка, сдѣлать его чуть не нарицательнымъ, и эти выкрики достигаютъ цѣли, по крайней мѣрѣ, на одинъ моментъ.
Страницы 11 и 12 той же книженки "Возропщемъ" посвящены перечню распроданныхъ книгъ. Тамъ вы узнаете, что книги эго-футуристовъ идутъ ходко, что книги г. А. Крученыхъ "Игра въ аду" (60 к.) и "Старинная любовь" (30 к.) уже распроданы, и что оставшіеся въ небольшомъ количествѣ экземпляры" распродаются: "Игра въ аду" по 3 и 5 рублей и "Старинная любовь" по 1 рублю у Митюрникова и Вольфа.
На 12 страницахъ напечатано буквально слѣдующее:
"Садокъ судей, I сборникъ (распродано); оставшіеся въ небольшомъ количествѣ продаются у Митюрникова по 50 рублей".
Въ трагедіи Леонида Андреева "Анатэма" бѣдная торговка Сура жалуется, что, "никто не покупаетъ, никто не пьетъ содовой воды"; ей вторитъ Пурикесъ: "а что, а что, если люди совсѣмъ перестанутъ покупать"... Наивные провинціалы!
Крученые панычи куда предусмотрительнѣе! Они умѣютъ завлечь покупателя, хоть на моментъ. Ихъ боярскій квасъ -- "Взорвалъ", ихъ содовая вода -- "Смерть искусству" раскупаются нарасхватъ. Въ этомъ умѣньи продать всякую заваль и взорвалъ они обнаружили изумительный талантъ. Но такимъ талантамъ мѣсто въ лабазѣ, а не въ литературѣ.
В. Л. Р.

"Современникъ", кн. VIII, 1913 г.

1