Июнь 1913. "Возропщем"

Книга "Возропщем" на выставке "Тэ ли лэ", 25-26 февраля 2017, г. Владимир, Розановский центр

В июле 1913 в Петербурге вышла книга Алексея Крученых "Возропщем", посвященная "Первой художнице Петербурга О.Розановой".


Кроме двух стихотворений, в книгу включено “деймо” (драма), направленная против “почтенного убежища пошлости — обмишуренного Художественного театра”, и “Выпыт любви Тургенева” (критический этюд).


Все произведения книги имеют автобиографическую подоплеку. В частности, в первом стихотворении можно усмотреть описание весенней встречи (река растаяла) петербургских и московских художников и их споров об отношении к искусству прошлого: петербуржцы-ретроспективисты упрекают москвичей в художественном нигилизме.

При этом сам Крученых демонстрирует "московские" умонастроения, утверждая, что "забывчивость" москвичей касается только поверхностных слоев культуры, а именно - христианства, пытавшегося надуманно и с болезненными последствиями сшить слишком разные пласты культуры ("это игла из стекла когда то соединяла бенарес и иерусалим по ней ходили ослы и люди но взятая к нам по пути потеряла свои свойства оставляя одну колкость"), в то время как народная культура в ее фантазийном преломлении, остается живой, неупорядоченной и динамичной, памятью людей о будущем.

Следующая вещь книги - "Деймо" (пьеска). Действие происходит на корабле, идущем в Америку (на крученыховском сленге это означает "к скорой смерти").
Эта небольшая пьеска Крученых высмеивает тогдашние постановки в МХТ комедий Мольера "Брак поневоле" и "Мнимый больной", художником которых был Бенуа, идеолог ретроспективизма, пытавшийся привить Станиславскому вкус к радикально-историческому антуражу.
Александр Блок побывавший на одном из этих спектаклей, записал в дневнике: "Впечатление от мольеровского спектакля самое ужасное: хорош Станиславский, Лилина, Лужский, кое-какие мелочи. Все остальное, и прежде всего Бенуа — мертвое, ненужное, кощунствен­ное. Судна и ночные горшки, ужасный перевод (Вейнберг)". Довольно резко критиковал в прессе Станиславского и Бенуа за Мольера и Леонид Андреев. Постановки из репертуара быстро исчезли.

Во втором стихотворении книги "Возропщем" - "опять влюблен нечаянно некстати..." - описываются проблемы сближения поэта с женщиной. Крученых делает это с такой экспрессивной прямотой, какая не практиковалась до этого ни в русской, ни в нерусской любовной поэзии. Ни у кого из специалистов нет серьезных сомнений в том, что стихотворение прямо обращено к Розановой, тем более, что большая буква "О" там расставлена по строчкам уместно. Весь текст имеет разоблачительный и саморазоблачительный характер. Заканчивается текст распадающейся от смертельного испуга любви внутренней пророческой болтовней с несуществующей подругой - об изменах, абортах, голоде, смерти.

В целом книга Крученых "Возропщем" в своем практическом качестве "обращения к Розановой" нацелена прежде всего на снижение в ее глазах значимости "петербургской художественной сцены". Можно сказать и проще: книга представляет собой попытку Крученых побудить Розанову вернуться в Москву.

Внутри книжки - картинка Розановой: лицо, увиденное в ракурсе "снизу". На последней странице - ее же литография "Приют", на которой, как считается, изображены он и она. И два лихих Малевича - "Крестьянка идет по воду" и "Арифметика" - картинки, раскрываюшие не тему, но метод, невольно служащие "для отвода глаз".

1