В московской "Розе Азора" - выставка к 120-летию Лабаса

С 20.02 до 13.03.2020 в Галерее «Роза Азора».

Галерея «Роза Азора» представляет выставку произведений Александра Лабаса к 120-летию со дня рождения художника.

Александр Лабас успел побывать и фигурой «русского авангарда», и представителем «тихого искусства», запоздалым неофутуристом и признанным сценографом, мастером монументальных панно и диорам, пейзажистом и портретистом-визионером.

При этом в наследии художника осталось немало вполне завершенных глав, которые выпадают из списков очевидно музейных работ. Среди них — и циклы 1950-1980-х гг., посвященные музыке, музыкантам и композиторам.

После войны Лабас по-новому переосмыслил свои ранние абстрактные эксперименты, уходя от конструктивистской статики. Цветные формы-сгустки, свободно переливающиеся в воздухе, замирают в его полотнах и рисунках на границах живого и предметного мира, вспыхивают то молниями, то холодным искусственным светом.

«Симфонические композиции» и «Цветовые композиции» отчасти следуют опытам Василия Кандинского: восстанавливая картины 1920-х, погибшие в 1930-1940-е, художник все больше увлекался соединениями и взаимодействиями разомкнутых форм.

«Мне иногда кажется, что мир человеческих знаний и представлений как бы висит над нашей планетой параллельно с атмосферой, с космическими лучами, гравитацией, и, хотя мы его не видим, он так же реален, как мир видимый и осязаемый.

Как грандиозен невидимый мир! Он живет в сознании миллиардов людей, он, как величайшая энергия, существует сам по себе и в прямой зависимости от окружающей обстановки, и во взаимодействии с собой» — писал Александр Лабас.

На фоне нового этапа государственной борьбы с «формализмом и абстракционизмом» поставить себе задачу описать и проанализировать на холсте движение звука означало оказаться в полном вакууме, без поддержки и диалога, опираясь только на поэтическую интуицию.

В 1970-1980-х Александр Лабас соединяет свои абстракции-симфонии с органическими и биологическими образами, связанными с жизнью бактерий или подводным миром.

Работы, показанные на выставке, до сегодняшнего дня почти не экспонировались и не публиковались. Помимо вещей, близких «второму авангарду», Лабас продолжал создавать и фигуративные композиции на темы музыки, делал натурные зарисовки в концертных залах.

На выставке можно будет увидеть поздние портреты Дмитрия Шостаковича и Владимира Татлина, которого Лабас часто рисовал за игрой на бандуре; быстрые и точные наброски с Ван Клиберна, Мравинского, Святослава Рихтера.

Надя Плунгян, куратор выставки.

Культобзор, 17 февраля 2020

 

Сегодня исполнилось 120 лет со дня рождения Александра Лабаса. К юбилею советского художника, который работал в разных направлениях и в итоге назвал себя «представителем нефигуративного искусства», московская галерея «Роза Азора» открыла выставку. Экспозиция небольшая, но эти работы Лабаса публика увидит впервые.

Музыка, которую можно видеть, – это про работы Александра Лабаса. Натурные зарисовки в концертных залах, портреты музыкантов – свою живопись он называл симфонией цвета. Когда писал, мелодии звучали в голове: «разные звуки разных инструментов – целый оркестр», как сам говорил. Племянница художника Ольга Бескина-Лабас рассказывает, что музыку он слышал всюду – оставалось только перенести ее на холст.

«Он считал, что живопись и музыка – это самые близкие виды искусства, но разница в том, что музыка длится во времени, а живопись создается во времени – мазок за мазком, линия за линией. Но зритель воспринимает ее одномоментно», – рассказала Ольга Бескина-Лабас, наследница авторского права Александра Лабаса, племянница художника.

Он пытался сделать так, чтобы живопись тоже воспринималась во времени, а для этого водил зрителя по холсту – от детали к детали. Оттого на портрете Шостаковича можно обнаружить Пушкина: оба гении и оба были на острие русского искусства. Лабас и Шостакович оказались в одном поезде во время эвакуации. Вообще со многими героями этих работ Лабас был знаком лично. О некоторых есть и записи в дневнике, порой довольно веселые.

«Шурочка, настрой, у тебя же абсолютный слух!» – говорил Владимир Татлин, когда приходил к Лабасу со своей бандурой. Они жили рядом и часто встречались на протяжении нескольких десятилетий. Здесь три портрета Татлина, и два из них – с бандурой. Во время встреч Татлин рассказывал Лабасу, как бывал у Пикассо, пел ему и играл на своей бандуре. Лабас же, хоть и обладал абсолютным слухом, никаким инструментом в совершенстве не владел. Есть здесь и целая серия концертных рисунков – от одиноких Рихтера и Мравинского на сцене до полноценных оркестров. Все эти работы еще не были в широком доступе.

«На самом деле даже не было такой задачи – собрать всю эту музыкальную серию. В каком-то смысле это и научная новость тоже, потому что такие беспредметные вещи художника, который работал еще в 20-х – это некоторым образом раскрывает для нас по-новому историю искусства ХХ века в нашей стране», – отметила Надежда Плунгян, куратор выставки.

Аккомпанирует всем этим работам Ван Клиберн – из динамиков звучит Первый концерт П.И. Чайковского в его исполнении. Несколько раз Лабас писал музыканта с натуры. Это знакомство для художника стало некой надеждой на то, что занавес между странами больше никогда не опустится. Он мечтал дожить до XXI века – хотел увидеть мир на планете.

Анна Аппалонова, ТВ Культура, 19 февраля 2020

 

1