СПб: Как «Бродячая собака» пошла по стопам «Черного кота»

Литературно-артистическое кабаре закрыли в марте 1915 года

Сто пять лет назад, в марте 1915 года, в Петербурге было закрыто литературно-артистическое кабаре «Подвал бродячей собаки». Это произошло после скандального выступления Владимира Маяковского. Но официальным поводом стало нарушение сухого закона.

Арт-подвал открылся в 1911 году на площади Искусств. Директором заведения стал Борис Пронин – театральный антрепренер, искренне любивший поэзию и обладавший знакомствами в мире богемы.

Идею Пронин позаимствовал во Франции, где в конце XIX века работало кабаре «Черный кот». Суть заключалась в том, чтобы дать возможность состоятельным людям эпизодически погружаться в богемную среду.

Смотрели с ненавистью

Вход в заведение находился под аркой. Оттуда по крутой лестнице посетители спускались в подвал. Кабаре открывалось в 23:00 и работало до 6 утра. Посетители «Бродячей собаки» делились на две категории. Первая – писатели, поэты, артисты, то есть «творцы». Они и сопровождавшие их лица посещали кабаре бесплатно.

Всех остальных называли «фармацевтами». Эта публика платила за вход. Цены на напитки и закуски были на уровне самых дорогих в столице ресторанов. При этом, по быстро сложившимся негласным правилам, «фармацевты» угощали «творцов».

В арт-кафе было антуражно. На видном месте лежала «Свиная книга» – альбом, в котором поэты записывали свои новые стихи. Было там и знаменитое стихотворение Анны Ахматовой «Все мы бражники здесь, блудницы».

В «Подвале» читали стихи, пели, танцевали. Серьезные мероприятия тоже были. Например, здесь читал лекцию приехавший в Петербург основатель итальянского футуризма Томмазо Маринетти.

Расходились по домам ранним утром. Некоторые пользовались относительно новым тогда видом транспорта – трамваем. Они ловили на себе ненавидящие взгляды спешащих на заводы рабочих…

«Плохой мальчик»

Творческие люди любили «Собаку». Кафе посещали Осип Мандельштам, Николай Гумилев, Игорь Северянин, Надежда Тэффи, Велимир Хлебников, Алексей Толстой. Среди поэтов в «Бродячей собаке» тон задавали акмеисты. Футуристов тоже пускали, хотя Борис Пронин недолюбливал их творчество. Но они были в моде, а деловой человек не мог не учитывать это.

«Роль «плохого мальчика» играл футурист Владимир Маяковский, – говорит историк и писатель Алексей Щербаков. – Он возлежал неподалеку от входа на большом турецком барабане и время от времени изрекал ироничные сентенции в адрес то одного, то другого посетителя».

11 февраля 1915 года Маяковский устроил скандал – прочел со сцены стихотворение «Вам!». Вот его первый столбец: «Вам, проживающим за оргией оргию, имеющим ванную и теплый клозет! Как вам не стыдно о представленных к Георгию вычитывать из столбцов газет?!»

Тогда шла Первая мировая война. Поэт обращался непосредственно к жующим и пьющим за столами «фармацевтам». Когда Маяковский замолчал, в зале установилась мертвая тишина. А затем в «творца» полетели тарелки, фужеры и бутылки. А у Пронина начались неприятности. К нему явились полицейские и объявили о закрытии кабаре. Солидный штраф помог замять скандал.

Но вскоре «Бродячей собаке» выдвинули новые претензии. С началом войны в империи был введен сухой закон. В кабаре он не соблюдался. По официальной версии, именно на этом основании «Собаку» и закрыли.

«Главная причина заключалась все же в другом, – считает писатель и историк Анджей Иконников-Галицкий. – В Петербурге сухой закон нарушался во многих заведениях. Скорее, дело в том, что сама идея «Бродячей собаки» уже теряла популярность. Поток «фармацевтов» сократился, и Борис Пронин стал испытывать финансовые трудности».

Дальнейшая судьба основателя и директора «Бродячей собаки» сложилась весьма любопытно. В отличие от многих других «творцов», он не уехал из страны после Октябрьской революции, а перебрался в Москву, открыл литературно-артистическое кабаре «Странствующий энтузиаст», а затем создал клуб «Мансарда». В 1926 году был арестован и как «социально чуждый элемент» и выслан на три года в Йошкар-Олу. Затем добился разрешения вернуться в Ленинград, поселился в том же доме, где когда-то находилась «Бродячая собака». Поступил на административную должность в Александринский театр и работал там до самой смерти в 1946 году.

Дочка основателя литературного кабаре сейчас проживает в Доме ветеранов сцены имени М.Г. Савиной на Петровском острове. Марине Прониной 94 года.

«Папа всегда считал «Бродячую собаку» делом всей своей жизни», – рассказывала Марина Борисовна в интервью «ПД».

Бывшее бомбоубежище

Идею возрождения «Бродячей собаки» еще в 1986 году высказал тогдашний заместитель директора Академического малого театра оперы и балета имени Мусоргского (ныне – Михайловский театр) Владимир Склярский. Энтузиасты занялись расчисткой подвала, который в годы Великой Отечественной войны служил бомбоубежищем.

Однако работы по возрождению арт-кафе растянулись почти на 15 лет. «Бродячая собака» вновь распахнула свои двери только в 2001 году.

На заметку

Открывшись, «Бродячая собака» создавала свою символику и эмблематику. Так, над входом в подвал висел герб: сидящий бродячий пес, положивший лапу на античную маску. Этот геральдический щит был расписан художником Мстиславом Добужинским.

Давид Генкин, СП-Дневник, 19 марта 2020

1