В Воронеже выставили религиозную живопись советского авангардиста

Сергей Романович. Ладья в бурю. Фото: Дирекция международного Платоновского фестиваля

Картины Сергея Романовича - известного художника, современника Андрея Платонова - отобрали из трех воронежских собраний к Платоновскому фестивалю искусств. Проект "Делать живопись, которая остается" показывает наследие мастера, обычно скрытое в запасниках музея имени И. Крамского и в частных коллекциях меценатов.

В советское время Романович (1894-1968) был известен в основном как монументалист. Делал крупные панно для всесоюзных выставок, кремлевских учреждений и провинциальных кинотеатров. А в последние годы даже скульптурные бюсты и надгробия. Только самые близкие знали, что для себя он пишет совсем на другие темы. Художник, успевший в юности поучиться у передвижников, увлекавшийся "русским космизмом" и французским романтизмом, осмыслял на холсте библейские притчи.

Причем работал в авангардной манере, которую в эпоху соцреализма критиковали за "незавершенность", и не ограничивал себя рамками иконописных канонов. Евангельские события у него по накалу эмоций сопоставимы с мунковским "Криком", а на одной из картин можно увидеть Бога-Отца.

Ранний период творчества Романовича представлен "лучистой" композицией: в 1910-е художник примыкал к объединению "Лучисты и будущники".

- Сегодня отцом абстракционизма традиционно называют Кандинского, но до него подобные поиски вели Ларионов и Романович. Их "лучи" - эманации цвета… Как-то Романовича спросили, может ли абстрактная картина быть реалистичной. Он ответил: "Да, если в ней присутствует правда чувства", - рассказал куратор выставки, искусствовед, директор Воронежского областного художественного музея имени И. Крамского Владимир Добромиров.

Окончив в 1918 году Московское училище живописи, ваяния и зодчества, Сергей Романович приехал в Воронеж, где стоял у истоков государственных Свободных художественных мастерских. Его ранние работы посвящены античной мифологии. Даже картина для областной выставки на заданную тему - к 20-летию революции 1905 года - изображает эпизод Гражданской войны ("Бой в селе Коршево Бобровского уезда") почти как сражение древнегреческих героев. Отсюда он ездил на акции Михаила Ларионова, затем на выставки объединения "Маковец" (его возглавлял Павел Флоренский), члены которого, в отличие от других авангардистов, отказывались отвергать наследие прошлого целиком.

В Воронеже Романович проработал десять лет и впервые обратился к религиозным сюжетам. Первым таким полотном стал "Иов", за ним последовали картины по евангельским притчам о виноградарях, блудном сыне и добром самаритянине.

- Он происходил из рода священников и долго колебался, что избрать: церковное служение или стезю художника. Подпав под обаяние Михаила Ларионова, выбрал живопись. Библейская тема присутствовала в его творчестве всегда (на выставке можно увидеть работы 1960-х годов: "Возложение тернового венца", "Ночное поругание", "Несение креста", "Снятие с креста"). Чего стоит натюрморт с рыбами, которые лежат крестом и задыхаются без воды: одна уже уснула, другая, встав вертикально, еще борется. Все здесь пронизано христианской символикой! Или "Ладья в бурю" - изображена буря на Генисаретском озере, в которую попали ученики Христа. Даже на первой посмертной выставке Романовича в Москве мы не могли написать об этом прямо! - напомнил Добромиров.

С 1930-х он перестал участвовать в выставках. "Религиозные" картины висели у художника в мастерской. Конечно, он от этого страдал. Романович не был репрессирован, но все время находился на грани, как и Александр Тышлер. Впрочем, Романович был в принципе чужд идеологической борьбе. Не писал манифестов, воззваний - занимался чисто эстетическими вопросами.

- По выражению искусствоведа Дмитрия Сарабьянова-старшего, Романович был "мастер цвета, излучающего свет". Он любил оставлять работу на стадии эскиза. Критики упрекали его за неоконченность, "непричесанность" работ. Но их достоинства в лихвой перекрывают все недостатки. То, что Романович не доделал, с успехом выполнил бы и средний студент художественного вуза, - подчеркнул куратор выставки.

Произведения художника хранятся в крупнейших собраниях страны, таких как Русский музей и Третьяковская галерея. Около 40 работ (живопись и графика) есть в фондах музея имени И. Крамского в Воронеже. Но в постоянную экспозицию музея входит лишь одна. Некоторые картины куплены у дочери Романовича местными коллекционерами - Александром Бубновым и Евгением Хаминым. Выставка Платоновского фестиваля дает редкую возможность увидеть воронежское наследие художника во всей полноте.

- Платонов - "первопроходчик речи". Романович - "краснолитейщик", расплавляющий на своей палитре краску в свет, - отметил Владимир Добромиров. - У обоих - глубоко символичные образы. Оба были вытеснены на периферию культурной жизни. Но вопреки всему каждое их произведение становилось поступком, который возводится в ранг художнического подвига.

Выставка "Сергей Романович. Делать живопись, которая остается" открыта до 30 июля в областном художественном музее имени И. Крамского. Адрес: Воронеж, пр-т Революции, 18. График работы: со среды по воскресенье с 10 до 18 часов, по пятницам с 11 до 18, по четвергам с 12 до 20. Касса прекращает работу за 45 минут до закрытия музея. Телефон для справок: (473) 255-38-67.

Татьяна Ткачева, Российская газета, 6 июня 2017

 

1