Февраль-апрель 1906. VII выставка картин Общества харьковских художников. Харьков.

VII выставка картин Общества харьковских художников (26 февраля – 23 марта и 4 – 9 апреля 1906 г.; зал Дворянского собрания, Николаевская пл.).

Отзывы прессы

Белоусов А.К. Выставка картин харьковского общества художников в пользу голодающих // Южный край. Харьков. 1906. № 8733. 18 марта. С.3.

Огромное число экспонатов принадлежит rr. Бурлюк и г. <В.Е> Кричевскому. <…> У гг. Бурлюк, наряду с несомненно талантливыми произведениями, выставлены вещи, заслуживающие самого серьезного порицания, в особенности потому, что кому много дано, с того много и спросится; такими вещами не только не удовлетворяется чувство изящного у зрителя, но приходится признать их не выдерживающими никакой критики в элементарном рисунке.
Из таких картин своею нелепостью бросается в глаза № 64, изображающий двух необыкновенных земноводных, совершенно голых, напоминающих тех чудовищ, изображения которых попадаются в старинных книгах «о чудесном», как, например, о «морской деве с рыбьим хвостом». У обеих дев нет живого места на теле: кости поломаны, суставы вывихнуты, пальцы вывернуты, и, кроме того, стоящую деву, видимо, на ходу застигли припадки «черной немочи»: в этом легко убедиться из положения большого пальца левой кисти, причем самый палец, судя по его размерам, унаследован от орангутанга. Зато сидящую барышню художник наделил вместо правой кисти моржовым плавником. Особенно неприятное впечатление производят у обеих барышень распухшие шеи; это явление встречается обыкновенно на трупах утопленников, пришедших в значительную степень разложения. Очевидно, такую патологическую форму художнику приходилось часто видеть: на № 65 она тоже нарисована у какой-то несуразной фигуры с чугунным лицом, а кисти рук этой особы уродливо написаны и вымазаны для чего-то неприятною рыжею краскою. Краски же на земноводных девицах крайне грязны и не дают впечатления кожи, в особенности женской. У сидящей голова совершенно размята, и вообще физиономии обеих худшего не оставляют желать. В фигурах сразу бросается в глаза полное отсутствие элементарного знакомства со строением человеческого тела.
Большинство экспонатов гг. Бурлюк страдает отсутствием рисунка и только кое-что намечено на них; несмотря, однако, на все недостатки, каждый из них далеко художественнее земноводных барышень. Из всех работ гг. Бурлюк можно вывести заключение, что они не стараются и не заботятся о рисунке, о художественном выполнении, а работают только намеками, наугад; иногда получается приятная гамма цветов, а в большей части — хаотический рисунок, неопределенный и… неверный. Поэтому всегда жаль, если художник заучивается в неопределенных поисках и символизме, отнюдь не заботясь о рисунке, который, однако же, не отрицается даже самыми крайними символистами <…>. На одной из картин г. Бурлюк представлена будто бы «игра в горелки», на которой неверно нарисованные фигуры, некрасивые и неестественные позы, а также и крайне неприятный пейзаж, все это истыкано какими-то тычками кистью с белою краской, точно картина посыпана горохом. Для чего это? Если и есть такая манера писать, то она, во всяком случае, нисколько не нужна ни для чего, а есть только губительная мода, имеющая чисто отрицательное значение, потому что предоставляет художнику широкий простор писать как попало, наугад, без плана, не приучая трудиться, а только обманывать легковерного, развивать самонадеянность и странную уверенность, будто можно, ничего не изучая и даже совсем не учась, написать в 5 минут двухаршинное полотно, которое понятно, может нравиться только самому автору. Впрочем, уже поврежденных в этой области не убедишь. От №№ 50 до 76 все в том же духе, но некоторые не без приятности. А жаль: трудись гг. Бурлюк, — они могли бы быть хорошими художниками. Закончим указанием на № 57. Здесь вместо лиц четырехугольные мазки тельною краскою! Почти то же у Агафонова. Та же погоня только за эффектом, тот же неверный рисунок и полная диспропорция, как, например, на № 5, огромная, по сравнению с туловищем, голова, уродливая поэтому, а того же автора иллюстрации к «Майской ночи», едва ли заслуживают быть приложенными к бессмертному поэтическому творению великого художника, именно по причине антихудожественности этих иллюстраций.

Ист. – А. Крусанов. Русский авангард. Том 1. Книга 1.

1