Декабрь 1903 -январь 1904. XXVI выставка ученических работ МУЖВЗ

XXVI выставка ученических работ МУЖВЗ (25 декабря 1903 – 8 января 1904).

На выставке вызвали скандал работы, выставленные учениками Ларионовым, Судейкиным и Фонвизиным. 

Позже А.Шевченко вспоминал: «Вся компания выставила свои эскизы, очень интересные, талант­ливые, с прекрасным, очень изысканным цветом, и совершенно новые по композиции. Выставил и Ларионов. Он увлекался уже тогда импрессионизмом; он выставил такое громадное количество, что некуда было вешать. Ларионов прикалывал их к подоконникам, прибивал к дверям, раскладывал на полу. Наконец вошел совет. Все ждали, по обыкновению, конца, чтобы посмотреть результаты, так как выставка была только на один день. Но все несказанно были удивлены, когда совет через 10–15 минут весь в полном составе вышел из аудито­рии и больше не возвращался, а минут через пять пришел секретарь со свечой, замком и сургучом и, заперев дверь, запечатал ее. Все недоумевали, стали спрашивать, но не получили ответа, а вместо него последовало приказание разойтись. Ушли. Все волновались, строили разные догадки, одну нелепее другой, и т. д. Ясно было одно: что-то стряслось, а что — неизвестно».

Впоследствии выяснилось, что некоторые картины показались порнографи­ческими, а 4 октября совет преподавателей запретил Судейкину и Ларионову посещать классы (до весны 1903-го). Обоим художникам также запретили выставляться, посещать столовую и другие помещения училища.

После 26-й выставки Петр Львов и Артур Фонвизин, отстаивавшие свои эстетические воззрения в драке, были отчислены из училища.

 

Отзывы прессы

Любитель. XXVI выставка картин учащихся училища живописи, ваяния и зодчества // Русские ведомости. 1903. № 356. 29 декабря. С.3.

Преобладают этюды и эскизы, а в них поражает какое-то полное пренебрежение к форме.
Большею частью грубыми, широчайшими мазками намечены лишь главные планы, выражен общий тон, и, хотя нельзя отрицать живописной гармоничности красок, однако этого, конечно, недостаточно. Манера эта еще в прошлом году бросалась в глаза в этюдах Мих. Кузнецова, Сарьяна, Туржанского, С. Петрова etc. <…> В эскизах же, <…> в большинстве случаев дано так мало, намеки подчас интересные, до такой степени примитивны, что довольно трудно по ним судить о таланте авторов. В некоторых, напр., у Ларионова, Судейкина, Фонвизина, удивляешься отражению той волны возродившегося в произведениях Обрей Бердслея, Кондора, Гейне и Сомова рококо, совсем незаметной в московском художественном мире вообще. Простотой, искренностью, красивым колоритом и отсутствием бравурного пошиба выделяются положительно талантливые вещи <В.> Яковлева, два-три хороших пейзажа Эбермана <…>. Композиционным талантом и декоративностью отличаются некоторые работы Петрова-Водкина. Несмотря на упомянутую выше неприятную, деланную эскизность, есть и удачные полотна у Сарьяна и Туржанского, которым в таланте отказать нельзя.

Ист. – А. Крусанов. Русский авангард. Том 1. Книга 1.

 

 

1