1906. Годовщина "Золотого руна" и конккурс на лучшее произведение о Дьяволе

В мае 1906 редакция журнала "Золотое руно" объявила конкурс на лучшее произведение о Дьяволе. Журнал проповедовал идеи примиряющей Красоты. Дьявол, видимо, по замыслу издателей, олицетворял затапливавшую все вокруг кровью революцию.  Однако, участники конкурса этого не поняли. 

Брюсов (остывший к тому времени к своим "Весам") писал об этом сюжете в конце 1907: "В связи с «Руном» в Москве свершилось два важных события: конкурс о дьяволе и юбилейный обед.

На конкурс прибыли из Петербурга Вяч. Иванов, А. Блок и М. Добужинский, все в черных сюртуках. Заседали три дня. Прочли около 100 рукописей про дьявола и пересмотрели до 50 изображений дьявола. Уясни­лось, что ни авторы, ни их судьи (и я в том числе) никакого понятия о дьяволе не имеют. Что такое дьявол, кто такой дьявол, откуда к нему подойти, как к нему отнестись? Не знаем. Не то это «Яго», не то «христианский» или «еврейский» миф, не то превечное начало, не то сказка. Художники вышли из затруднения просто: не присудили ни одной премии, всё забраковали.

Мы были стыдливее: премировали Кондратьева, Кузмина и Ремизова,— но за вещи, к дьяволу относящиеся весьма косвенно. А жаль, что никто не пожелал воспользоваться премиями, назначенными «Руном». Суммы были предложены довольно пристойные и взять их было очень нетрудно. В связи с конкурсом, по московскому обычаю, были разные банкеты, длившиеся до 4 и 5 утра. А потом членам жюри было уплочено вознаграждение: по 10 р. за каждое заседание и, иногородним, еще по 20 р. (на проезд из Петербурга в Москву и обратно)". (из Ответа Брюсова на несохранившееся письмо Гиппиус.)

Конкурсные произведения начали публиковаться в №1 "Золотого руна" за 1907. 

Публикация рассказа З.Гиппиус в "Золотом руне", №1-1907.

Содержание журнала "Золотое руно"  №1-1907

Художественный отдел

I. Рисунки (вне конкурса) на тему «Дьявол»:

Павла Кузнецова. С. 5.

М. Добужинского. С. 7.

А. Арапова. С. 9.

II. «Дьявол» в старорусских изображениях (26 снимков). С.11–20.

III. Успенский А. И. Бес (статья). С. 21–27.

Приложения: 1. Н. Феофилактов. «Дьявол»; 2. Л. Бакст. Портрет Андрея Белого.

Иллюстрации к рассказу А. Ремизова «Чертик» – Н. Крымова.

Обложка – А. Арапова.

Заглавный лист: виньетка – Павла Кузнецова; надпись – Василия Милиоти.

Заглавный лист художественного отдела – Василия Милиоти.

Лист хроники – П. Кузнецова и В. Милиоти.

Лист библиографии – Н. Крымова.

Марка – И. Билибина.

Виньетки: А. Арапова, И. Билибина, А. Гаупт, М. Добужинского, В. Дриттенпрейс, Н. Зарецкого, Павла Кузнецова, Н. Крымова, В. Милиоти, С. Судейкина, Н. Шинского, Н. Феофилактова.

Стихи, беллетристика, статьи

I. Кондратьев А. Сонет («Пусть Михаилом горд в веках Иегова…») [вторая премия на конкрусе «Золотого руна»]. С. 29.

II. Гликберг А. Предчувствие (стихотворение) [конкурс «Золотого руна»]. С. 29.

III. Доброхотов Анатолий. Дьявол (стихотворение) [конкурс «Золотого руна»]. С. 30.

IV. Сланский П. 2 стихотворения: «Все, что я ненавижу, совместилось во мне…». «Снова он в окно мое тайком заглянул…»[конкурс «Золотого руна»]. С. 31.

V. Головачевский С. Откровение Дьявола (стихотворение) [конкурс «Золотого руна»]. С. 32.

VI. Потемкин П. Дьявол (стихотворение) [конкурс «Золотого руна»]. С. 33.

VII. Штейн Эразм. Змий (стихотворение) [представлено вне конкурса]. С. 34–36.

VIII. Кузмин М. Из писем девицы Клары Вальмон к Розалии Тютельмайер (рассказ). [Первая премия на конкурсе «Золотого руна» по отделу художественной прозы]. С. 37–38.

IX. Ремизов А. Чертик (рассказ). [1-я премия на конкурсе «Золотого руна» по отделу художественной прозы]. С. 39–52.

X. Сологуб Ф. Человек человеку – дьявол (статья). С. 53–55.

XI. Maestro. То же, но другими словами (статья). С. 56–60.

XII. Белый А. О проповедниках, гастрономах, мистических анархистах и т. п. (фельетон). С. 61–64.

XIII. И. А. С. Сатана в музыке (статья). С. 65–67.

XIV. К. Р. О И. Гофмане и фортепианной игре. С. 68–73.

XV. И. С. О взаимоотношении музыки и текста в опере. С. 74.

Художественная хроника

I. Отчет жюри по конкурсу «Золотого руна». С. 74.

II. Художественная жизнь Петербурга:

Ростиславов А. Выставка «Союза русских художников» в Петербурге. С. 75–76.

Ростиславов А. Наброски о художественных делах. С. 76–77.

Сюннерберг К. [о выставке произведений художественной печати в залах АХ – мастерские т-ва Р. Голике и А. Вильборг]. С. 77.

III. А. Кур–ский. Московские драматические театры. «Бранд»на сцене Художественного театра. С. 76.

IV. Сюннерберг К. Символический театр. С. 78–79.

V. И. А. С. Музыкальные впечатления (Москва). С. 80–81.

VI. В. К. Музыкальная хроника Петербурга. С. 81–84.

VII. Вести отовсюду. С. 84–85.

Память. С. 85.

Отдел критико-библиографический

Блок А. Валерий Брюсов. Земная ось. Рассказы и драматические сцены. Виньетка Василия Милиоти. Москва. 1907. Книгоиздательство «Скорпион». С. 86–88.

Брюсов В. Борис Зайцев. Рассказы. Издательство «Шиповник». СПб. 1906. С. 88.

Соловьев С. Александр Блок. Нечаянная радость. Москва. 1907. Книгоиздательство «Скорпион». С. 88–89.

Соловьев С. Иван Бунин. Стихотворения. Том третий. С.-Петербург. 1906. С.89.

Соловьев С. Л. Вилькина. Мой сад. Сонеты и рассказы. Издание «Гриф». Москва. 1906 г. С. 89–90.

Герцык Е. Вячеслав Иванов. Эрос. Изд. «Оры». 1907. С. 90–91.

Волков Ф. О. Бердслей. Альбом избранных рисунков. Издание «Шиповника». СПб. 1907. С. 91.

Ростиславов А. Ежегодник общества архитекторов, художников. Выпуск I. 1906 г. С. 92.

В рамках конкурса в издательстве "Золотого руна" в 1906 вышел поэтический сборник Бальмонта «Злые чары. Книга заклятий». Книга была выпщена к юбилею Бальмонта и скоро запрещена цензурой, усмотревшей в ней богохульство.

О чествовании Бальмонта в "Золотом руне" вспоминает К.А. Сюннерберг: ""Золотое Руно" чествует Бальмонта. Приготовленные обеденные столы благоухают ландышами, которые тянутся вдоль всех столов, поставленных покоем. Приезжает Бальмонт. - "Засыпайте поэта цветами!" - восклицает Рябушинский и первый кидает в вошедшего вырванным из земли пуком ландышей. Присутствующие подражают меценату. Но зимние ресторанные ландыши, притом только что политые, вырываются с корнями и комками земли. И вот фрачная сорочка поэта, сверкающая белизной скатерть с расставленными на ней лукулловскими яствами, и дорогие ковры, и все вокруг оказывается в грязи. С такой же неуклюжестью Рябушинский вел в течение нескольких лет и свой журнал" (цит. по: Примечания мемуарного характера к собранию писем // ИРЛИ. Ф.474. №53 Л.91.)

В том же году была выпущена повесть «Исповедь» самого Николая Рябушинского - "ультрадекадентское произведение в духе Пшибышевского и Д’Аннунцио, написанное от лица художника и с типично эпигонским усердием разрабатывающее темы индивидуализма и имморализма, свободного творчества и свободной страсти".

"Дьяволиада" "Золотого руна" оказала влияние на другие сферы текущей российской культуры. Так, дьявол выглядывает из-за занавеса, созданного для этого "Старинного театра" в 1907 Александром Бенуа (с другой стороны этот же занавес поддерживает ангел), личина дьявола видна между древнегреческой маской и маской комедии дель арте и в эмблеме «Старинного театра», автором которой был учитель Шагала Иван Билибин. Образ дьявольского Пана, держащего зеркало, появляется на эмблеме сатирического театрального клуба (1908), известного как «Кривое зеркало».

 

Юбилейный обед в "Золотом Руне", произошедший одновременно с подедением итогов "дьявольского конкурса", произвел на современников не меньшее впечателние, чем конкурс.

Брюсов: "Юбилейный обед состоялся в ознаменование первого года «Золотого руна». Приглашено было что-то около 100 человек. Рябушинский меня
спрашивал: «Как вы думаете, В. Я., не будут оскорблены дамы из общества, если я приглашу несколько женщин, у которых нет церковного мужа?»
Я ответил: «Вы, Н. П., в деле организации обедов гораздо талантливее меня: делайте все по своему вдохновению». Дамы из общества не приехали, но
и женщины без церковных мужей тоже не приехали. Было официально, натянуто и скучно, т. е. на обеде. Но после обеда было продолжение: для
избранных поездка к воспетому еще Пушкиным «Яру». Там, конечно, все пошло по-иному. Стали сводиться счеты «Перевала»
с «Руном» и ухаживателя с соперником. Притом пили, пили, пили. Рябушинский блистал, чувствуя себя если не Нероном, то Лукуллом наверное. На беду нашлась
своя Кругликова, М-те А1тее Столица (ее стихи см. в «Золотом руне»), и жертвою ее сделался я, как в прошлом году жертвою Кругликовой Борис
Николаевич, В конце концов мне пришлось везти эту М-те А1тёе, то обливающуюся слезами, то клянущуюся в любви, то засыпающую,— к ее мужу,
близ Рогожской заставы. Но и в этом прискорбии было свое утешение: разные «я» остались сами собой — «Руно» — «Руном», Рябушинский — Ря­
бушинский, и Москва — Москвой! А что выше в мире, как не «выявить свой индивидуальный лик»!"  

Сергей Виноградов: "По случаю годовщины существования "Золотого руна" в начале января был устроен банкет в "боярском" кабинете "Метрополя". Посредине, в длину огромного стола, шла широкая густая гряда ландышей. Знаю, что ландышей было 40 тысяч штук, и знаю, что в садоводстве Ноева было уплачено 4 тысячи рублей за грядку. Январь ведь был, и каждый ландыш стоил гривенник. На закусочном огромном столе, который и описать теперь невозможно, на обоих концах стояли оформленные ледяные глыбы, а через лед светились разноцветные огни, как-то ловко включенные в лед лампочки. В глыбах были ведра с икрой. После закусочного стола сели за стол обеденный", и т.д. (цит по: Виноградов С.А. О странном журнале, его талантливых сотрудниках и московских пирах: Из моих записок // Сегодня. 1935. №90.)

1