Тобольский историко-архитектурный музей-заповедник

Контакты 

Адрес: 626152, Тюменская область, г. Тобольск, Красная площадь 1, строение 4
Телефон/факс: +7 3456 26-41-60, телефон 22-34-55 – приемная. Кабинет: 105
E-mail: tgiamz@mail.ru. Сайт музея: http://tiamz.ru/ru
И.О. директора: Вертянкина Наталья Викторовна. Кабинет: 107. Телефон: +7 3456 22-08-93,+7 982 978-70-04
Заместитель директора по работе с фондами - главный хранитель фондов: Жучкова Любовь Николаевна, Телефон: +7 3456 22-09-64, +7 912 078-89-55, E-mail: zhuchkova.tiamz@mail.ru
Мария Тропина, хранитель коллекций изобразительных источников ТГИАМЗ, в фондохранилище рядом с работами авангардистов 

Коллекция авангарда: Попова ("Живописная архитектоника". 1917), Розанова (Футуристическая композиция"), Родченко (Футуристическая компзиция)
 

Основатель Тобольского музея Чукомин

Чукомин родился 18 июля 1874 года в Тобольске, в семье сапожника. В 1891 окончил Тобольское уездное училище и до 1898 «занимался канцелярской работой» в экспедиции о ссыльных. В 25 лет уехал в С.-Петербург, поступил в Петербургское Центральное училище технического рисования барона А. Л. Штиглица в 1899 и в 1905 его окончил. Вернулся в Тобольск. За неблагонадежность и связь с политическими ссыльными за Чукоминым был установлен негласный полицейский надзор.

 

Преподавал графические искусства: в Тобольском духовном мужском училище (1906—1914), в епархиальном женском училище (1907—1914). Создает картины, в которых преобладают мотивы нерадостной жизни крестьян: «Пряха», «Нищий старик», «Нянька поневоле» и др. На картинах Чукомина-пейзажиста - Тобольск и его окрестности, памятники каменного зодчества 17−18 вв. В 1910 в Тобольске прошла его первая персональная выставка. Представлено 56 живописных полотен, а также эскизы театральных декораций и предметов прикладного искусства, графические листы. С 1910 преподавал живопись: в духовной семинарии (1910—1919), в женской гимназии (1914—1919), в учительском институте и высшем начальном при нем училище (1916—1919), в учительской семинарии (1917—1919) и торговой школе (1916—1919).   В 1913—1915 участвовал в художественных конкурсах, проводившихся в С.-Петербурге, на проект обложки для одного из Российских педагогических журналов и проект «Памяток» воинам, павшим при защите Отечества. За первый проект ему присуждают вторую премию. Проектов «Памяток» им было предоставлено три варианта и за каждый из них он награждается третьей премией. В то же время писал статьи («По поводу исчезания древне-церковного художества»; «О копиях с чудотворных икон»).

В конце 1919, после бегства из Тобольска состоятельных горожан, обратился к заведующему отделом народного образования с проектом о сборе всех брошенных предметов искусства и об устройстве в Тобольске музея изящных искусств и художественной школы при нем. Отдел народного образования уполномочил Чукомина создавать музей. "До известной степени эту задачу удалось мне выполнить, но кое-что, известное мне как старожилу, так и исчезло.

Уже к началу апреля 1920 мною была собрана настолько порядочная по тобольскому масштабу коллекция картин и художественных предметов, что из них составился музей, каковой под названием «Музей Изящных искусств» в апреле был открыт для обозрения публикой, - позже вспоминал Чукомин. Ему во всех делах помогали художники-передвижники И. М. Лысенко, С. С. Туманьянц.

За пополнением фондов музея Чукомин поехал в Москву. Там встречался с наркомом просвещения А. В. Луначарским и с главой отдела ИЗО Наркомпроса В. Кандинским. Привез в Тобольск десять ящиков ваз, гипсовых слепков и 30 картин, среди которых имелись произведения И. Е. Репина, В. Д. Поленова, В. А. Серова, И. К. Айвазовского, братьев В.Е. и К. Е. Маковских, а также "новое искусство" - Кандинского, Розанову, Попову, Родченко и др.

В августе 1920, при поддержке заведующего районным отделом народного образования А. Ф. Демьянова, Чукомин открыл в Тобольске художественную школу.  

Музей изящных искусств и художественная школа размещались в средней школе №1 (бывшая женская гимназия). В экспозиции рядом с реквизированными и привезенными произведениями соседствовали картины художников-сибиряков, предметы народного быта, образцы художественной резьбы по мамонтовой кости.

В это время в городе сложился круг художников, ориентированных по преимуществу на "русский импрессионизм" - Н.П. Колмогоров, ученик К.Е. Маковского, имел тут частную мастерскую. В школах города преподавал А.Н. Шохин, учившийся в школе живописи у И.А. Левитана и К.А. Коровина. Кроме Чукомина, в Петербургском Центральном училище технического рисования учились тобольские худоники А.О. Никулин и П.Н. Лазутянский. В их группу входил П.И. Львов, будущий преподаватель Академии Художеств.

В июне 1924, по постановлению окрОНО, чукоминская художественная школа была закрыта. Он в докладной записке объясняет: «По-видимому, думают, что сейчас-де не до искусства, как мне было сказано, что художественная школа в Тобольске чуть ли не буржуазный предрассудок". 

В 1925-1928 все предметы из Музея изящных искусств были переданы в Музей Тобольского Севера (бывш. Тобольский губернский музей) (В 1925 музей Севера преобразован в Тобольский государственный музей (до 1944) и переведен из собственного здания (где расположился Дворец Пионеров) в бывший Архиерейский дом. С 1961 - Тобольский историко-архитектурный музей-заповедник. В 2002 Музей изобразительных искусств ТГАИМЗа вернулся в первоначальное музейное здание). 

В 1929 Музей изящных искусств окончательно расформирован.

Чукомину предложено место преподавателя в педагогическом техникуме. В 30-е годы Чукомин подготовил к изданию ряд книжек для детей дошкольного возраста, иллюстрируя их и сопровождая рисунки своими стихами. В 1935 разработал проект памятника борцам за Советскую власть на братских могилах в Тобольске. Его проект был признан лучшим.

С 1934 он - член СХ; участвовал во всех выставках Союза в Тобольске, а также в Тюмени (1934) и Омске (1935−1937), Москве.  Тематика картин, написанных в годы Советской власти, — новая жизнь народов Обского Севера, трудовые будни родного края: «Вечер в хантыйском чуме» (1929); «Ненки у чума«(1929); «Возвращение ханта со съезда»; «В ожидании отела» (1936); «Судостроительство на Тобольской судоверфи Севморпути» (1935). Чукомин создал ряд портретов известных людей: губернского агронома Н. Л. Скалозубова, краеведа А.А. Дунина-Горкавича, путешественника Г. Н. Потанина, писателей А. Н. Радищева, Ф. М. Достоевского, М. Л. Михайлова, В. Г. Короленко, ученого Д. И. Менделеева. Много времени художник посвятил созданию портретных образов поэта П. П. Ершова: «П. П. Ершов у Пушкина» (1936), «П. П. Ершов пишет сказку «Конек-Горбунок"(1936), «П. П. Ершов сочиняет стихи» (1937).

В 1937 в одном из писем жалуется: «Должен сознаться, что творчество наше на этот раз весьма и весьма небогато. У меня лично причины к этому были... Пожалуй самая главная — пониженный интерес к творчеству. Почему, отчего — распространяться не буду».

17 марта 1938 арестован по обвинению за участие в контрреволюционной эсеровской организации. 10 июля 1938 Тройка при УНКВД по Омской области приговорила к расстрелу. II июля 1938 приговор приведен в исполнение.

Сегодня в Тобольском музее хранятся десятки работ Пантелеймона Чукомина. В июне 2014 в городе прошла его ретроспективная выставка. 

Из воспоминаний М.Булатова:

Я учился у художника Пантелеймона Петровича Чукомина в начале 20-х годов в Тобольской художественной школе, но художником-живописцем не стал, а получил образование архитектора.

Первое мое знакомство с Пантелеймоном Петровичем произошло в 1922 году, когда я вместе с моим двоюродным братом Асхатом пришел в художественную школу с просьбой о приеме. Это было за три недели до рождественских каникул и, естественно, никакого приема не было. Однако Пантелеймон Петрович очень заинтересовался нами и решил проверить как мы рисуем, после чего мы были допущены к занятиям в подготовительном классе. В художественной школе было два класса: подготовительный и первый. В обоих классах было 14-15 учеников. Учителями были Пантелеймон Петрович Чукомин и Сардар Сергеевич Туманьянц. Историю искусств преподавал театральный деятель Дюпин. Для меня здесь все было ново и очень интересно. В дни рождественских каникул был подведен итог первому семестру, организована выставка ученических работ. Мои четыре рисунка получили «похвалу» и со второго семестра меня перевели в первый класс.

Рядом с нашими классами были две комнаты, где был размещен музей изящных искусств. Пантелеймон Петрович здесь собрал картины и скульптуру. Для этого он ездил в Москву и Петроград. Из музейных фондов были выделены картины Репина, братьев Маковских, Поленова, Серова, Айвазовского и др. В основном это были копии, но несколько картин были в подлинниках. Новое направление в манере письма было представлено картиной Никитина, написанной крупными мазками, причем не кистью, а шпателем, картинами футуристов, кубистов, экспрессионистов. Скульптура, главным образом античная, была в копиях.

В процессе учебы Пантелеймон Петрович рассказывал нам об этих картинах и мне представляется, что он был поклонником передвижников. Были здесь и картины самого Пантелеймона Петровича. Он был реалистом, писал жанровые картины и портреты. Помню прекрасный портрет жены художника - Ираиды Павловны Чукоминой. Он уделял большое внимание книжной графике - иллюстрациям к русским сказкам. Я видел у него дома эти иллюстрации, мне они напоминали картины Васнецова. Просматривая их, я невольно задумывался над сюжетами татарских и казахских сказок, услышанных дома, которые тоже можно бы интересно иллюстрировать.

Чем же мы занимались в художественной школе и какие предметы преподавались? Перечисляю. Рисунок углем, карандашом, пером, акварель, масло, клеевая живопись, натюрморт, интерьер, живая натура, в том числе портрет, композиция плаката, черчение и перспектива. Ставилась задача передать фактуру дерева, камня, чугуна, гипса.

За годы учебы в художественной школе мы ознакомились с историей искусств древнего Египта, древней Греции, итальянского Ренессанса. Занимались по Гнедичу и Верману. В «Жизнеописании» читали о Рафаэле, Тициане, Микеланджело, Леонардо да Винчи и др. Библиотека при школе, собранная П.П. Чукоминым, была богатая. Здесь было много книг и журналов по искусству, в том числе и на французском языке, из личной библиотеки последнего тобольского губернатора.

Пантелеймон Петрович требовал от нас овладения основами художественного мастерства — рисунком. «Рисовать значит правильно видеть», «Глаз наиболее точный инструмент, надо научиться им владеть», - не уставал он повторять нам.

Начало 20-х годов было временем тяжелой разрухи после гражданской войны. У нас не было красок, кистей, бумаги, но это никого не смущало. Пантелеймон Петрович научил нас делать колонковые, беличьи и щетинные кисти, медовые акварельные краски. Растирая сажу из печной трубы на масле, мы делали черную краску. Уголь для рисования также обжигали сами — консервную банку заполняли березовыми палочками, засыпали песком, обмазывали глиной и бросали в печку.

П.П. Чукомин интересовался и любил косторезное искусство, широко распространенное среди народов Тобольского Севера. Он очень хотел научить и нас этому искусству. В то время в Тобольске были два специалиста, работавшие в этой области: один из них столяр Денисов, который делал из мамонтовой кости шкатулки, шахматные доски, второй - Терентьев - косторез-художник. Пантелеймон Петрович приглашал Терентьева преподавателем в художественную школу, но он отказался. Организовать обучение косторезному искусству не удалось. Однако я посещал мастерскую Терентьева и наблюдал за его работой. Терентьев не имел профессионального образования и не считал себя художником, ему было трудно передавать портретное сходство, но передача этнических типов ему удавалась легко. Он мог в течение 20-30 минут вырезать маленькую головку бородатого русского крестьянина, или немца с трубкой в зубах, или жителя Тобольского Севера. Косторез он был прекрасный, и его работы за большие деньги скупали приезжие. Несколько работ Терентьева находятся в экспозиции Московского музея восточных культур.

После моего ознакомления с технологией косторезного дела в мастерской у Терентьева Пантелеймон Петрович вручил мне кусок мамонтовой кости и предложил сделать нож для резания бумаги. Этот нож с головкой слона стал экспонатом в нашем музее изящных искусств.

Здание бывшей губернской управы возле Захарьевской церкви было реконструировано под рабочий клуб. П.П. Чукомин для этого клуба написал несколько художественных панно на революционную тематику и транспаранты со словами «Вся власть Советам». Мы - ученики художественной школы — ему помогали.

П.П. Чукомин любовно относился к ученикам и всегда находил время поговорить с нами, посоветовать. Его серьезно волновал метод преподавания. Свои сомнения об этом он частенько высказывал в следующих выражениях: «Настанет время, вы сами будете художниками и, может быть, будете ругать нас, что мы не так и не тому вас учили».

П.П. Чукомин был ищущий художник, воспитавшийся на передвижниках, и в своем творчестве отражал действительность. Как педагог Чукомин дал нам очень много. Теперь через много лет, отмечая 100-летие художника, можно сказать, что основы познания, которые мы постигали в художественной школе, помогли мне не только тогда, когда я держал экзамен по рисунку при поступлении на архитектурный факультет в Ленинграде, но и после, когда наступила зрелость.

С большой любовью и благодарностью я вспоминаю художественную школу и нашего учителя — человека большого сердца — Пантелеймона Петровича Чукомина...

Литература

МНОТО. Ф. 54 (личный фонд П.П. Чукомина).

 

РАБОТЫ РОЗАНОВОЙ

Проблемы атрибуции:
Работа Розановой из собрания музея не датирована, в самом музее не выставляется и никогда никем не изучалась.

 

Ольга Розанова. Футуристическая композиция

Масло, холст, 39,8х32
Инв.: ТМ КП 15473 

Литература:
Ольга Розанова, 1886-1918. Хельсинки, 1992. С. 56, 108
В каталоги Гурьяновой и "Лефанты чиол" работа не внесена 

Выставки:

В настоящее время работы авангардистов в постоянную экспозицию не включены, хранятся в фондохранилище.
В выставках никогда не участвовали.

 

1