В.Хлебников. Полемические заметки (О Чуковском). 1913

Впервые: НП, 1940 (с указанием: «печатается по автографу»).

Вы, волны грязи и порока и буря мерзости душевной!

Вы, Чуковск<ие>, Яблонов<ские>! Знайте, у нас есть звезды, есть и рука кормчего, и нашей ладье не страшны ваша осада и приступ.

Словесный пират Чуковский с топором Уитмана вскочил на испытавшую бурю ладью, чтоб завладеть местом кормчего и сокровищами бега.

Но разве не видите уже его трупа, плавающего в волнах?

II

Пристав Чуковский вчера предложил нам отдохнуть, соснуть в участке Уитмана и какой-то кратии. Но гордые кони Пржевальского, презрительно фыркнув, отказались. Узда скифа, кою вы можете видеть на Чертомлыцкой вазе, осталась висеть в воздухе.

 

Примечания

Яблоновский (Потресов) С.В. – московский журналист, автор нескольких фельетонов о футуризме; включен Д. Бурлюком в «Позорный столб русской критики» (ПЖРФ, 1914).

Есть звезды… есть и рука кормчего – ср. название «книги лирики» Вяч. Иванова «Кормчие звезды» (1903).

Чуковский с топором Уитмана – имеется в виду статья К. Чуковского об американском поэте с провоцирующим названием «Первый футурист» (газ. «Русское слово». М., 1913. № 127. 4 июня). См. в статье Б. Лившица 1919 г. «В цитадели революционного слова» (примеч. на С. 407): «Общераспространенный взгляд на Уитмэна как на родоначальника ряда новых поэтических школ грешит чудовищным непониманием его эзотерического слова».

Осенью 1913 г. Чуковский выступал в Москве и Петербурге с лекцией «Искусство грядущего дня (русские поэты-футуристы)»; в переработанном виде опубликована в альм. «Шиповник». Основной мотив лекции – противопоставление отечественным новаторам демократической поэзии автора «Листьев травы». Дискуссия, возникшая на одном из выступлений критика (ему оппонировали Д. Бурлюк, А. Крученых, В. Маяковский), отражена в газ. «День» СПб., 1913. № 303. 8 ноября. В комм. НП приведена пародия Крученых, имеющая важное лексическое совпадение с заметкой Хлебникова:

Чуковский-пристав

Занялся чисткой

И ловлей прыткой.

Носат, неистов.

Из голенища

Берет узду:

Уитмана пища!

Закончил езду,

Швайку точит

Раек же… ический

С ордой девической

В ладонь грохочет.

[К. Чуковский назван «приставом», поскольку на одном его выступлении следивший за порядком полицейский чин напомнил о запрещении градоначальником публичного чтения стихов футуристов.]

1