Варвара Степанова. О беспредметном творчестве. 1919

Варвара Степанова. Беспредметная композиция. 1918-1919

В логическом процессе своего развития живопись дошла до беспредметности.
Не так давно лозунг "живопись - цель" были выкинуты и защитниками "станковой живописи" - живописи определенного размера, живописи узко профессиональной, только живописи, без смысла и устремлений духа. Это есть живопись синтеза, монументальная живопись, которая необходима как показатель... но живопись двигается не синтезом, а анализом, новаторством, которое было всегда чрезмерно - но оно дает толчок и дальнейшее равитие.
Беспредметное творчество - движение духа, протест против узкого материализма и натурализма, которые начали владеть жизнью.
Беспредметное творчество - это новое миросозерциние во всех областях жизни и искусства. Первые его почувствовали живописцы. Надо отметить, что в последнее время живопись начинает занимать огромное место в мировом движении.
Среди же остальных искусств она значительно обогнала все своими развитием и достижениями.
Беспредметное почувствовали живописцы в разных концах света, не зная друг друга, и может быть, интуитивно пришли к выводу "борьба предмету". Особенно это характерно для России, где почти все чуткие молодые живописцы пришли к отрицанию предмета в живописи, и родина беспредметности - Россия... это понятно - издавна была страной духа.
Эпоха переходной ступени к "беспредметности" в России дала хороших живописцев, умеющих много черпать из натуры, но не сущность, а поверхность предмета, фактуру, взаимоотношения предметов друг к другу, что отвелкало их от предмета как такового. Разница с французской живописью громадная. Возьмите кубизм... Француз берет предмет, разобтет его, облюбует, продумает насквозь и на какой-то определенной станковой плоскости даст вам предмет - картину, где этот предмет живет лучшими своими сторонами и возможностями, будучи использован живописью.
Француз учится на предмете, большинство же русских живописцев переходной эпохи учились не на самом предмете, а на французских картинах предмета, и дали в русском кубизме разработку пространства, а не предмета - "разбить предмет" поняли абстрактно и ушли от предмета картины в живопись.
В живописи "русского кубизма" большое значение имел цвет, этот цвет краски и вывел ее из кубизма. НАчались изыскания в области цвета, предмет был выкинут.
Сдвиг на беспредметное среди русских художников произошел приблизительно в 1913 г. , и в это же время появились лозунги "станковая живпись", которая, как я упоминала выше, завершала переходную эпоху, довела до предела преддущие достижения.
Вначале беспредметное творчество было разно понято каждой художественной индивидуальностью, одни делали изыскания в цвете, другие в фактуре, композиции. Однако, по мере углубления беспредметного творчества и его сознания, выделилась группа и указала метод или систему, в которую должна была вылиться беспредметная живопись. Первым методом был супрематизм, который трактовался двояко: как достижение новой формы (квадрат) или как углубление живописи путем цвета, которому (цвету) предназначалась роль "Нового Возрождения живописи".
Квадрат, конечно, не есть открытие, а лишь дальнейшее логическое двидение куба, но здесь сыграл роль цвет, которые и потребовал квадрата для лучшего своего выявления. Следовательно, толчком живописи в освобождении от предмета был цет, и как синтез - квадрат.
Супрематисты превозносили квадратную плоскость цвета, которую стали разрабатывать и монументально строить в картину. Дальнейшего сдвига каноны супрематизма не разрешили, так как цвет - то, что было живой силой в супрематизме - стал служебной частью квадрата, который занимал первенствующее место.
Что же отрылось: композици супрематизма, будучи исполнены не на холсте, а вышивкой, где цвет чище, чем цвет карски , нанесенной на холст, или будучи выполнены из каких-либо окрашенных наулучшим образом плоскостей, стали конкурировать с написанной картиной, и очень удачно. Тут ясно, что супрематизм в чистом виде декоративен и должен быть применен, как новый стиль, правда, стиль удивительный, сильный. Может быть, супрематизм должен был найти более совершенную техническую возможнось своего существования, чем писание краской на холсте, чтобы довести супрематический метод до своего конечного завершения. В живописи супрематизма уветовая форма не закончена и требует увеличить по крайней мере в 3 раза силу краски тюбика, чтобы при композиции картины цвет не терял более 1/5 своих качеств.
Однако, группа живописцев, разделявших в свое время метод супрематизма в беспредметном творчестве, выделила из себя индивидуальности, которые или теряли цвет за счет композиции и живописи (Удальцова), или, наоборот, уисливали его до декоративности и диссонансов (Розанова), и, наконец, вышли из метода супрематизма.
Такова попытка влить беспредметное творчество в систему супрематизма. Одновременно, беспредметное творчество развивалось и вне методов супрематизма, но здесь каждая индивидуальность художника встала на свой путь, не пытаясь заключить свое изобразительство в систему (Родченко, Кандинский) и не давая своим достижениям никакого "изма". Вообще же беспредметное творчество в живописи находится в первой стадии своего разивти, и трудно определить тот "изм", который мог бы характеризовать его вполне. Одно очень определенно выявилось в беспредметной живописи - отсутствие однообразия в трактовке творчества живописи и яркая индивидуальная окраска почти у каждого художника-беспредметника. Возможно, впоследствии каждый из них создаст свою школу.
Беспредметники идут: к изобретательству, в анализу в творчестве живописи, к живописи краски (цветопись), к остроте композиции, к строению картины на одном тоне (Древин).
Более подробно о каждом из беспредметников можно сказать лишь в отдельных статьях, посвященных каждому отдельно, так как творчество их крайне индивидуально и разнородно.

Варст.
1919 г.
Публикуется по: Варвара Степанова. Человек не может жить без чуда. М., "Сфера", 1994, сс. 50-53 

1