Пародии на пародии в первом авангарде

Пасха у футуристов. "Синий журнал", Пг., 1915, № 12, 21 марта, с. 7

В жидком корпусе фоток Ольги Розановой есть одна - самая прекрасная! 
Опубликована она в "Синем журнале", Пг., 1915, № 12, 21 марта, с. 7, и называется "Пасха у футуристов". 
Ольга Владимировна там - настоящая красотка!
Может быть, поэтому никто никогда не пытался описать ситуацию, в которой фотка была снята и опубликована. 
А дело было так.
После «1-й футуристической выставки картин „Трамвай В“, открывшейся в Петербурге 3 марта 1915 и, как всегда вызвавшей скандал в прессе, состоялись поэтические чтения в квартире Кульбина (так обычно бывало в тех случаях, когда много москвичей оказывались в Питере). В этот раз читал Маяковский (что читал - не известно, но не исключено, что небольшой цикл своих антивоенных стихов, посвященных "Светлой О.В.Р." (искусствоведы склоняются к тому, что посвящение означает "Ольге Владимировне Розановой" - Маяковский знал Ольгу с детства, они некоторое время жили в Москве совсем рядом, она дружила с его старшей сестрой Людмилой, тоже художницей). 
Из-за Маяковского в очередной раз у Кульбина и перессорились. Может, "москвичи" тогда еще не разочаровались в войне (это я фантазирую). 
Но так или иначе, Варвара Степанова записывает со слов очевидцев: "...Отгородились "московские" (Удальцова, Попова, Татлин, Малевич) от Маяковского, отказавшись с ним сниматься. Маяковский - побелел, грызет ручку - в результате снимаются: Маяковский, Пуни, Кульбин, Розанова, Каменский и портрет Якулки".
Фотка была опубликована в "Синем журнале" под названием "Пасха у футуристов". Я практически уверена, что ерническая формулировка "Пасха у футуристов" была направлена в пику Чуковскому, который в это время разъезжал по России с лекциями "против футуристов". 
В статье "Эгофутуристы и кубофутуристы" Чуковский саркастически упоминал "пасху": "Смехунчики еще и тем хороши, что, не стесняемый оковами разума, я могу по капризу окрашивать их в какую хочу краску. Я могу читать их зловеще, и тогда они внушают мне жуть, я могу читать их лихо весело, и тогда мне чудится, что пасха, весна и что мне четырнадцать лет. Тогда смехунчики, смешики — как весенние воробушки, как бегущие малые тучки. Нет, действительно, без разума легче, да здравствует заумный язык, автономное, свободное слово!".
Околопасхальный сарказм Чуковского, видимо, тоже имел литературную природу - как подсказывает преподаватель ВлГУ Кирилл Соколов, "вторичная природа пассажа Ч. очевидна. Что-то в духе "Детского чтения для сердца и разума". 


Уже летом 1915 футуристы и Чуковский пойдут на сближение, Чуковский даже приведет Маяковского в гости к Репину в Куоккале, и те проявят неподдельный интерес друг к другу.

А.Б.

1