Апрель-май 1908. «Салон Золотого Руна» и его судьбоносные последствия для Ольги Розановой (2)

Интерьер выставки "Салон Золотого Руна", 1908

Выставка прошла 5 апреля - 1 мая 1908 в Москве и имела огромный резонанс. Среди прочего, на ней демонстрировалась работа Ван Гога "Ночное кафе в Арли" (1888). Коллекционер Иван Морозов купил ее с выставки за три тысячи рублей (семь тысяч франков). 


Винсент Ван Гог. Ночное кафе в Арли. 1888. Картинная галерея Йельского университета, Нью-Хейвен, Коннектикут, США

В 1910 Ольга Розанова напишет картину "Кафе", представляющую собой замаскированную реплику на это экспрессионистское полотно Ван Гога. Хотя Розанова и использует другие цветовые сочетания, изображает другое ночное кафе и компонует изображение крупными цветовыми массами в чисто фовистском духе, отрицать связь между этой ее работой и полотном Ван Гога незачем. 

Розановское "Кафе" однозначно свидетельствует о том, что 21-летняя Ольга посещала "Салон Золотого руна" в 1908, а, значит, видела и около 250 экспонатов этой выставки, в т.ч. - импрессионистов Ренуара, Дега, Писсаро; постимпрессионистов — Сезанна («Портрет жены художника», «Натюрморт» и «Чёрный замок»), Гогена («Пейзаж. (Мартиника)», «Красный берег» и «Натюрморт (Фрукты), Ван Гога («Садовник», «Солнце в деревьях», «Колыбельная (Госпожа Рулен)», «Ночное кафе в Арле» и акварель «Зуав»), Тулуз-Лотрека; символистов группы «Наби»: Дени, Боннара, Вюйара, Русселя; фовистов Матисса, Дерена, Ван Донгена, Марке, Руо; и пять работ кубиста Жоржа Брака.

Судя по №10 журнала "Золотое руно", в русском разделе выставки, среди прочих, показал свою работу "Карусель химеры" тогдашний учитель Розановой по Студии Юона и Ульянова - художник Николай Ульянов. Двухцветная автотипия этой работы была помещена в "Золотом Руне", где Ульянов в это время еще и работал художником.

Ольга Розанова, возможно, под влиянием (или по просьбе) Ульянова создала в то время целый ряд заставок в стиле "Золотого руна", чьим оформлением занимались П. Уткин, А. фон-Визен, Н. Некрасов, И. Кнабе, Н. Хрустачев, Е. Лансере и сам владелец издания Николай Рябушинский.

В тот же год, что и "Кафе" Розановой (1910), Ульянов создал свою новаторскую не только для России картину "Качели".


Николай Ульянов. Качели. 1910. 

"Качели" Ульянова считаюся одним из первых "протофутристических" российских произведений. Маринетти, увидевший эту картину Ульянова на Международной выставке в Риме в 1911, вскоре предложил художнику присоединиться к движению футуристов (по свидетельству П.П.Муратова, друга Ульянова). Ульянов от этой чести отказался, но посчитал себя обязанным ответить Маринетти письменно и заинтересованно. Он даже сам перевел присланные ему Маринетти манифесты. Вообще же Николай Павлович, у которого в студии в 1907-1910 одновременно с Розановой учились и другие будущие авангардисты (Попова, Удальцова, Веснин и пр.) в то время был одним из наиболее оригинальных и деятельных русских художников и педагогов. 

Заметим, что "Кафе" Розановой 1910 и "Качели" Ульянова того же года решены в схожей гамме, и, возможно, когда-нибудь придется признать, что розановский юношеский шедевр больше - тайная реплика на Ульянова, чем явная на Ван Гога. Пока для подобных утверждений еще слишком мало фактов. Но они этим совпадением не исчерпываются и постепенно накапливаются.  

В 1910 Розанова, похоже, покинет Москву и вернется во Владимир. Во всяком случае, никаких свидетельств о ее проживании в Москве не имеется, несмотря на то, что там продолжали жить ее родные брат и сестра. 

Во второй половине 1911 года Ольга поедет в Петербург - учиться в Школе Званцевой. Интересно, что когда эта школа еще работала в Москве (до 1906), в ней преподавал тот же Ульянов. Приехав в Петербург, Ольга почти сразу примет участие во второй выставке "Союза молодежи". И именно "Кафе" принесет ей первый успех, несмотря на то, что к тому времени она уже создаст во Владимире такие смелые вещи, как "Красной дом" или "Уголок города". 

"Кафе" купит меценат "Союза молодежи" Левкий Жевержеев.  В 1912 репродукция этой работы будет опубликована во втором номере журнала СМ под названием "Ресторанчик". В том же 1912 Алексей Крученых "выставит" розановское "Кафе" в своей книге "Возропщем" под названием "Приют". Причем посвятит всю эту книгу "Первой художнице Петрограда Ольге Розановой". С этого начнется их мучительный роман. 

В это время в собственном творчестве она уйдет от Ван Гона уже далеко. Но припомнит в своей статье "Основы нового творчества и причины его непонимания" о том, что именно Ваг Гог (и Сезанн) стояли у истоков всего "нового искусства": 
«Указав выше, что все искусство, ранее существовавшее, лишь намеком касалось задач чисто живописного свойства, ограничиваясь в общем повторе­нием видимого, можно сказать, что лишь в XIX веке школой импрессионистов впервые выдвинуты были положения, до тех пор неизвестные: условие воздушно-световой атмо­сферы в картине, цве­то­вой анализ. Затем следуют Ван Гог, давший намек на принцип динамиз­ма, и Сезанн, выдвинувший вопрос о конструкции, плос­костном и по­верх­ностном измерении. Но Ван Гог и Сезанн — это лишь устья тех ши­роких и стремительных течений, которые являются наиболее опре­де­лившимися в наше время: футуризм и кубизм».

1