Розановский центр намерен реконструировать "Зеленую полосу" Розановой в авторском - квадратном - размере

Организаторы Первой русской художественной выставки, Берлин (открыта 15 октября 1922)
Слева направо: Давид Штеренберг, глава отдела ИЗО Наркомпроса; Д. Марьянов, представитель российских служб безопасности; Натан Альтман, Наум Габо и Фредерик Луц в Галерее Ван Димен. На переднем плане - утраченная скульптура Наума Габо "Конструктивистский торс/Constructed Torso", 1917 (в 1981 по этому фото воссоздана ее модель). 
Фото: Nina Williams.

Случайно нашла редкую фотку (хранится в Tate)

Это я сканирую возможные потенциальные источники попадания розановских работ на европейский рынок. 
Одним из организаторов выставки в Берлине выступил благотворительный "Межпомраб" ("Международная помощь рабочим»). Наверно, часть работ с выставки была распродана в пользу этой организации. Так что проблема Берлин-1922 для арт-рынка существует. Но Розановой она касается в наименьшей степени.  

В Берлине были представлены семь ее картин (№№ 173-178, включая "Зеленую полосу") . Пять из них идентифицированы- три цветописи, один супрематизм и кубистский натюрморт - группа советских организаторов была весьма прогрессивной. Все эти работы вернулись в советские музеи и в них сохранились (2 - в ГРМ, 1 - в Ростово-Ярославском музее-заповеднике, 1 - в Азербайджанском госмузее им. Мустафаева, 1 - в Украинском национальном художественном музее в Киеве. 


Ольга Розанова. Натюрморт. 1912-1913
ГРМ,СПб. Инв. ЖБ-1577
Холст, масло. 58х44,5
В "Списке картин №1, предназначенных для заграничной выставки. <1922>" работа № 283 под названием «Композиция». РГАЛИ.Ф. 665. Оп. 1. Ед. хр. 8.


Ольга Розанова. Цветопись. (Беспредметная композиция). 1917.
ГРМ, СПб. Инв. ЖБ-1638
В "Списке картин №1, предназначенных для заграничной выставки <1922>" значится под № 458 (Композиция). РГАЛИ. Ф. 665. Оп. 8 Ед. хр. 8


Ольга Розанова. Цветопись (Беспредметная композиция). 1917. Холст, масло. 84,5х62.
Азербайджанский государственный музей искусств им. Р.Мустафаева, Баку
На обороте старая наклейка МБ ИЗО НКП с №122; на подрамнике печать Первой русской художественной выставки в Берлине и печать ГМФ.


Ольга Розанова. Композиция. 1916-1917
Национальный художественный музей Украины. 

Кроме семи картин, на выставке в Берлине были представлены еще 18 работ Розановой, 453 Suprematische Dekoration, A.
454 8 Buchblätter, A.
455 Roter Bube, В. 
456 5 Stickereientwürfe, A.
457 Stilleben, F.
458 Stilleben, F.
459 Stilleben, F.

Т.е.:
Супрематическая декорация/украшение (?), акварель 
8 книг, акварель
Бубновый (или червовый? - употреблено сленговое обозначение карточной масти) валет, карандаш
5 эскизов вышивок, акварель
3 натюрморта тушью. 

Во вступительном тексте к каталогу Розанова относится к группе супрематистов, возглавляемых Малевичем - она упоминается второй в супремо-списке, после Клюна. Далее следуют: Попова, Экстер, Лисицкий, Древин, Мансуров и некоторые работы Родченко.
Статья не подписана, но, похоже, что писал ее Пунин - в РГАЛИ есть похожие наброски его классификаций, несколько штук. Он там все "новое искусство" по полочкам раскладывает.

Ни одна из этих вещей еще никем не идентифицировалась. Вернулись ли эти вещи в СССР - неизвестно. Так что теоретически вопрос о Розановой (с берлинской выставки) в частных коллекциях существует. Вера Николаевна Терехина упоминает, не ссылаясь на источники, что "три вещи с выставки купил Лайош Кашшак, ред. австро-венгерского аванг.журнала "Ма"(Сегодня). Они ушли во время войны". Венгр Лайош Кашшак - чрезвычайно интересная для нашей темы фигура. Деятель раннего европейского авангарда, он активно участвовал в формировании культурной политики 1920-х. Тема в отношении бытования наследия не только Розановой, но и вообще раннего русского аванграда в восточной Европе 1920-30 еще очень мало исследована. 

Но - самое главное!
 
Из публики мало кто знает, что "Зеленая полоса" в авторском варианте была абсолютно квадратной (71,2 х 71,2). Этот размер указан в "Списке картин № 1, предназначенных для заграничной выставки", № 468 (Зеленая полоса). РГАЛИ. Ф. 665. Оп. 1. Ед. хр. 8. На этот список РГАЛИ ссылается Нина Гурьянова в каталожном описании "Зеленой полосы" в своей монографии "Ольга Розанова и ранний русский авангард" (М.: Гилея, 2002, с.283)

У Розановой настолько квадратных работ больше не было, ни одной! Так что эта квадратность ЗП - не случайность, работа однозначно отсылала к Черному квадрату Малевича, имеющего сравнимые размеры (79,5 × 79,5). Эта тема аналитиками до сих пор никак не педалировалась.

Мы восстановили ЗП в ее первозданном размере и именно таким образом будем теперь показывать и комментировать ее на всех наших выставках. Имеем же мы на это право, как вы думаете? В авторском размере ЗП производит совершенно другое визуальное впечатление (холст - на треть больше), к тому же "квадратность полосы" открывает широкие возможности для принципиально новых интерпретаций этой работы. 

 


Ольга Розанова. Зеленая полоса. 1917
холст, масло, 71,2х49
Ростово-Ярославский музей заповедник
В "Списке картин № 1 , предназначенных для заграничной выставки" фигурирует под № 468 (Зеленая полоса). РГАЛИ. Ф. 665. Оп. 1. Ед. хр. 8. 
Первоначальный размер указан как 71,2x71,2. Гурьянова допускает: "Вероятно, позднее была обрезана по краям".

 


Зеленая полоса" того размера (71,2х71,2), который указана в "Списке" РГАЛИ

Один из двух основных специалистов по творчеству Розановой и член Попечительского совета Розановского центра, профессор Вера Терехина, уже высказала сомнения в целесообразности подобных реконструкций: "Мне кажется не совсем верно привязывать Зеленую полосу к спору с Черным квадратом. Это сужает восприятие ее самобытности". 

Заведующий научной частью Ростово-Ярославского музея-заповедника, в котором хранится "Зеленая полоса" (с обрезанными краями, 71,2х49) Сергей Сазонов так же  отрицательно отнесся к нашей инициативе: "Зря с ЗП так нафантазировали. Квадратной она упоминается только один раз. В одном источнике. Не исключено, что это просто описка. Это все достаточно хорошо известно. Делать выводы и, тем более,экспонировать реконструкцию, на столь шатких основаниях - как-то не очень. Тем более, что есть совершенно реальный предмет с совершенно конкретными пропорциями...  Эти описи - мутный источник. Размер 71,2 х 71,2 - слишком точный. Почему нет разницы, хотя бы небольшой?. Практика показывает, что размер в документах всегда "гуляет". А вот машинально написать 72,1 второй раз - могли. Кому и зачем понадобилось резать картинку? Это тоже не очень понятно. Проще предположить описку в этом единственном источнике, где такой размер встречается". 

Между тем, выставка в Берлине была первой советской зарубежной выставкой. Она контролировалась очень строго, в составе советской делегации в Берлине было несколько сотрудников службы госбезопасности, а один из них - Марьянов - даже фотографировался вместе с устроителями выставки. Документация такой выставки тоже должна была проверяться строго.

Более того, Сергей Сазонов вообще сомневается в том, что "Зеленая полоса" показывалась в Берлине (и Амстердаме, куда эта выставка переехала). "В Ростовский музей ЗП поступила летом 1922 г. В 1923 г. находилась в экспозиции. У меня есть большие сомнения, что она была на выставке в Берлине (открывшейся 15 октября 1922). Как это могло произойти объяснить невозможно". "В начале 1923 г. Зеленая полоса имела размер 16 х 11 вершков".

Возможность отправки картины в Берлин из Ростова пока не обсуждалась. Но никаких документах о подобных перемещениях в Ростовском музее нет. 
В 1923 ЗП была включена в состав постоянной экспозиции Ростовского музея и имела в это время уже тот размер, который имеет сейчас.  

Между тем, вполне возможно, в музеях Берлина и Амстердама, где была показана Первая художественная выставка, сохранились описи принятых на экспонирование вещей, аналогичные "Списку" из РГАЛИ. Розановский центр в ближайшее время свяжется с немецкими и голландскими институциями на эту тему. 

Коротко говоря, титульное произведение Розановой и вершина ее творчества - "Зеленая полоса" - продолжает хранить множество секретов, видимо, связанных с большой международной культурной политикой, которую реализовывала ранняя советская власть.

К этому стоит добавить и весь комплекс проблем, связанных с наличием второй "Зеленой полосы", которая появилась в коллекции Костаки в 1947 и в дальнейшем была продана его родственниками, по слухам - кому-то из семьи Шведского короля.  Вторая ЗП никогда не показывалась на выставках и не подвергалась химической экспертизе (ростовская ЗП хим. экспертизу на использованные краски проходила). 

Существует также обоснованная документами из Ростово-Ярославского музея гипотеза о существовании целой "полосной серии" у Розановой - в нее, кроме Зеленой, входили, будто бы Пурпурная и Желтая полосы. Эта мутная ситуация уже привела к появлению, видимо, поддельного эскиза "Пурпурной полосы" на парижском аукционе в 2016.  

Так или иначе, мы уверены в том, что установление реальных фактов, сколь бы неудобны они для кого бы то ни были - прямая обязанность исследовательской институции, какой является Розановский центр. 

А.Б. 

 

Обсуждение темы в ФБ

1