1921. Роман Якобсон. Письма с Запада. Дада.

Один из номеров газеты "Вестник театра"

«Dada ne signiile rana" (Dada, 3,19I9). 
Dulettanteri, erhebt euch gegen die Kunab (Плакат на выставке Дада в Берлине в июне 1920 г.) 

В дни малых дел и устойчивых ценностей общественное мышление подчиняется законам колокольного патриотизма. Как для ребенка мир кончается детской, а все, что вне, мыслится по аналогии, так мещанин все города оценивает в сопоставлении с родным, а граждане высшего порядка, если не иногороднее, то все чужестранное кладут на домашнее прокрустово ложе, танцуют от печки туземной культуры. Родной мирок и «переводимые» на свой диалект малопонятные варвары — такова обычная схема. Не потому ли революционны матросы, что у них нет этой самой «печки», нет очага, домка, и они всюду равно chez soi?1 Ограниченности в пространстве соответствует ограниченность во времени; прошлое нормально рисуется рядом метафор, для которых материал — настоящее. Но сейчас, несмотря на то, что визами, валютами, кордонами всех сортов Европа обращена в множество обособленных точек, - пространство сокращается гигантскими шагами — радио, беспроволочный телефон, аэро. Пусть книги и картины не переходят сегодня, осажденные шовинизмом и валютой, государственных границ. Но сегодня вопросы, решаемые где-нибудь в Версале3, — шкурны для силезского рабочего, и, если растет цена на хлеб, — голодный горожанин "ощущает" мировую политику. Аргумент к земляку теряет убедительность. Быта не осталось, плачут даже юмористы*4 . Ценности не котируются,.

Что соответствует этой «раскачке» в научной жизни? На смену науке "Тысяча первого примера» неизбежной в дни, когда формула "так было, так будет"5 дарила, когда завтра обязывалось походить на сегодня, а порядочный человек — иметь chez soi, наступает наука относительности. Вчера для физика если уже не наша земля, то наше пространство, наше время были единственны и навязывались всем мирам, теперь они объявляются частным случаем. От старой физики не остается следа, у старых физиков остается три аргумента: «жид», «большевик», «противоречит здравому смыслу»6.

Большой историк Шпенглер в громкой книге «Закат Запада» (Мюнхен ,1920) говорит: истории как науки не было и не могло быть, и прежде всего не было сознания пропорций7. Так негр делит мир на свой поселок и «остальное»8 — и месяц ему меньше заслоняющей тучи9. По Шпенглеру, когда Кант философствует о нормах, он уверен в действительности своих положений для людей всех времен и народов, но он не высказывает этого, потому что для него и его читателей это само собой разумеется. А между тем устанавливаемые им нормы обязательны только для западного мышления .

Особенно тяжело пришлось бытовикам в России. Один иэ них мне горько жаловался: "Что писать, когда быта нет". И потекли к белым (Куприн, Чириков, Андреев, Бунин, Аверченко, Мережковский, А.Толстой). Но быта и здесь не обрели. И занялись — кто прошениями со слезой (Андреев), кто погромными прокламациями (Куприн), кто откровенным прихлебательством (Мережковский). — Прим, автора.

Характерно, лет десять назад Виктор Хлебников писал: «Кант, думая установить границы человеческого разума, определил границы ума немецкого. Небольшая рассеяность ученого." Шпенглер сравнивает свою строго релятивистскую систему с открытием Коперника. Правильней было бы сопоставление с Эйнштейном; коперниковой системе скорей соответствует переход от истории христианства к истории человечества. Книга Шпенглера вызвала шум в печати.«Фоссшие Цейтунг» вывела: «Ах, зачем говорить печальные вещи!» Вышла в свет объемистая отповедь, нашедшая верное противодействие против системы Шпенглера13, Отповедь эта раздалась с церковной паперти. Это не личная блажь — сила Ватикана растет. Давно у папы не было столько нунциев. Недаром недавно французское правительство, ликуя, что наконец-то Фракция отделалась от революционной славы, спешило подчеркнуть свою богобоязненность.
Во всех областях науки тот же разгром, отказ от местной точки зрения и новые головокружительные це репе к швы. Азбучные предпосылки, недавно незыблемые, ясно обнаруживают свой временный характер. Так, Бухарин в своей «Экономике переходного периода» вскрывает осмысление марксовых понятий «ценность», «товар» и т.д., в применении к нашему времени, их спаянность с определенными, выкристаллизовавшимися формами, их частность14.

Сюда же — эстетика футуризма, заказывающая писать красоту н искусство с прописной буквы. Но западный футуризм двулик: с одной стороны, им впервые осознана тавтологичность предыдущей формулы — «мы во имя красоты нарушаем все законы», из чего следует, что история каждого нового течения в сопоставлении с предшественником есть узаконение против озакония, и потому, казалось бы, санкции уже быть не может, раз вместо декретированной новой красоты — сознание частности, эпизодичности15. Казалось бы — впервые научные, историчные футуристы, именно в силу историчности наотрез отвергающие прошлое, не могут создать нового канона, а между тем, с другой стороны, западный футуризм во всех своих разночтениях тщится стать художественным направлением (1001-ым). «Классики футуризма» — это оксюморон, исходя из первой концепции футуризма16; тем не менее, он к классикам, либо к нужде в них, пришел, «Один из бесчисленных измов» — сказала критика и нашла ахиллесову пяту. Потребовалось новое выделение - «проявлены, параллельное релятивистским философиям текущего момента, — не аксиомам, как заявил один из застрельщиков — литератор Гюльэенбек17. «Я против системы; преумнеейшая система — не иметь решительно никакой», — присовокупил другой застрельщик — французский румын Цара18. Следуют боевые кличи, повторяющие Маринетти. «Против всего, что мумии подобно и прочно сидит». Отсюда «антикультурная пропаганда», «Bol-schewism in art»19.«Позолота слезает. Французская, как всякая другая. Если вы дрожите, милостивые государи, за мораль ваших жен, за спокойствие ваших кухарок и верность ваших любовниц, за прочность вашей качалки и ваших ночных горшков, за безопасность вашего государства, вы правы. Но что поделаешь? Вы гниете, и пожар начался» (Ribemont-Dessaignes)20.

«Я громлю, — восклицает Цара с немного андреевским пафосом, — черепные коробки и социальную организацию: все деморализовать»21.

Требовалось окрестить это «бессистемное» эстетическое буйство, «фронду великих международных художественных течений», по выражению Гюльзенбека22. В 1916 году нарекли — дада». Имя с последовавшими комментариями разом выбило из рук критиков главное оружие — обвинение в шарлатанстве и надувательстве. «Футуризм воспевает», - писал Маринетти 23, — и следовали столбцы предметов, воспеваемых футуризмом. Критик брал футу-альманах, листал и выводил: не нахожу. «Футуризм заключает, футуризм несет, футуризм таит», — писали идеологи, зараженные символистской эзотерикой, — «Не нахожу. Обманщики! — отвечал критик. - Футуризм — искусство будущего, — размышлял он же, - ложь! Экспрессионизм - выразительное искусство — лгут!»- «Но "дада" — что означает "дада?» — «Дада ничего не означает», — наперебой забегали дадаисты14. «Ничем не пахнет, ничего не значит», - загибает дада-художник Пикабиа армянскую загадку25. Манифест-дада предлагает гражданам творить мифы о сути дада. «Дада будирует мысль, каждый создает по этому поводу свою драматическую интригу»26. Манифест сообщает любителям этимологии, что негры называют «дада» - хвост священной коровы, в какой-то области Италии «дада» означает мать, по-русски «да» — утверждение27 и т.д. Но «дада» не связано ни с тем, ни с другим, ни с третьим. Это просто кинутое в европейский оборот бессмысленное словечко, которым можно жонглировать к Taise, примышляя значения, присоединяя суффиксы, создавая сложные слова, производящие иллюзию предметности: Дадасоф, Дадаяма28 и тл.

«Слово дада выражает интернациональность движения», — пишет Гюльзенбек. «Самый вопрос, что такое дада, — недадаистичен и отзывает ученичеством»29 — отмечает он же. «Чего же хочет дада — «Дада ничего не хочет».30 «Я пишу манифест и ничего не хочу, и я из принципа против манифестов, и вообще же я против принципов», —декларирует Тристан Цара31.

В чем, в чем, но в бесчестности, укрывательстве и игре на мелок32 дада не обвинишь. Дада частью усматривает «ограниченность своего бытия во времени»33, исторически релятивирует себя, по собственному выражению. Меж тем первый результат установления научного взгляда на художественное выражение, иначе говоря, обнажения приема, — вопль: «Старое искусство умерло», или «искусство умерло» в зависимости от темперамента вопящих. Первый клич брошен футуристами, откуда «vive Ie futur», второй не без оговорок брошен дада, - какое же дело им — художникам до будущего - «a bas Ie futur»35. Так импровизатор иэ рассказа Одоевского, получив дар обнажающего ясновидения, — кончает жизнь шутом в колпаке, черчущим заумные стихи36. Обнажение приема остро, как обнажение, уже обнаженный прием — вне сопоставления a la Iongue - пресен. Первично обнаженный прием обычно оправдывается и регулируется так называемыми конструктивными законами, но например, путь от рифмы через ассонанс к установке на любое эвукосоотношение ведет к объявлению счета из прачечной поэтическим произведением37. Дальше — буквы в произвольном порядке, наудачу настуканные на машинке, - стихи, мазки по холсту обмакнутого в краску ослиного хвоста - живопись38. От вчерашнего культа «сделанных вещей»39 (например, утонченного ассонанса) к воззванию дада «Дилетанты, восстаньте против искусства»40 и поэтике первого сорвавшегося слова (счет прачечной). Кто дада по профессии? По выражению московского художнического арго — «художники слова»41. Деклараций у них больше, чем стихов и картин. И собственно в стихах и картинах у них нового, хотя бы в сравнении с русским и итальянским футуризмом, нет. Maschinenkunst Татлина, вселенские поэмы из гласных, хоровые стихи (симультанизм), музыка шумов, примитивы — своего рода поэтический Берлин42:

Meine Mutter sagte mir verjage die Huhner

ich aber kann nicht fortj agen die Huhner

Tzara 

Наконец, пароксизмы наивного реализма. «Дада обладает здравым смыслом и в столе видит стол, в сливе слив у № .

Но не в этих вещах дело. И дада это понимают. «Дада не художественное направление», - говорят они. «В Швейцарии дада за абстрактное (беспредметное) искусство, в Берлине — против» . Важно, что, покончив с принципом легендарной коалиции бессодержательных форм и содержания, через осознание насилия художественной формы, приглушение живописной и поэтической семантики, через цвет, фактуру беспредметной картины как таковые, resp. через фанатическое слово заумных стихов как таковое, мы приходим в России к голубой траве первых октябрьских торжеств45, а на Западе к недвусмысленной дадаистской фореле: «Nous voulons, nous voulons, nous voulons... pisser en couleurs diverses* . Окраска как таковая! Только холст заменен, как приевшийся номер аттракциона.

Одним из номеров аттракциона стала для дада поэзия и живопись. Будем честны, поэзия и живопись заменяют в нашем сознании непомерно высокое место только по традиции. «Англичане так уверены в гениальности Шекспира, что не считают нужным даже прочесть его» — сказал О.Бердслей. Мы готовы почитать классиков, но читать мы предпочитаем вагонную, детективную, адюльтерную литературу, т.е. ту словесность, где слово наименее сказывается. Достоевского, скользя по строчкам, нетрудно обратить в бульварный роман, недаром его на Западе предпочитают смотреть в кино. Если театры полны, то это больше традиция, чем заинтересованность. Театр мрет. Цветет электро. Экран мало-помалу перестает равняться по сцене, освобождается от театральных единств, от театральной mise en scene. Своевременен афоризм дада Меринга: «Популярность идеи проистекает из возможности перенести на фильму ( Ver-fihnungsmoglichkeit) ее анекдотического содержания»48. Для разнообразия приемлется западным читателем немного перца самовитых слов, «Нам нужна и литература, которую ум смакует, как коктэль», - пишет парижский «Le Sidclu». Никто не понанес на художественный рынок столько разнородного старья всех времен и народов, сколько отрицатели прошлого за последнее десятилетие. Разумеется, и дада эклектики — только это не музейный эклектизм почтительного благоговения, а пестрота шантанной программы (недаром дада был зачат в цюрихском кабаре50). Maло-рийская песенка сменяется парижской шансонеткой, сентиментальная лирика вышеозначенным цветовым эффектом. «Старое приемлемо своей новизной, и контраст нас связывает с прошлым», — поясняет Цара51.

Надо учесть фон, на котором разыгрывается дада, чтоб понять некоторые его проявления. Например, мальчишеские антифранцузские выпады французских дада и антигерманские — немецких десять лет назад звучали бы наивно и бесцельно. Но сейчас, когда в странах Антанты свирепствует, мягко выражаясь, зоологический национализм, и в ответ в Германии растет гипертрофированная национальная гордость угнетаемой народности, когда британское королевское общество задумывает дать Эйнштейну медаль52, чтоб не вывозить золота в Германию, когда французские газеты возмущены выдачей Нобелевской премии Гамсуну53, германофил ьстйовавшему по слухам, во время войны, когда у тех же газет политически невинное дада вызывает ужасное подозрение в германских махинациях, и там же печатается объявление о «национальных двуспальных кроватях»54, дадаистская фронда легко понятна. Дада - одно из немногих в настоящий момент, когда даже научные союзы расторгнуты, буржуазно-интеллигентских интернациональных объединений. Впрочем, это своеобразный интернационал - дадаист Бауман открывает карты — «дада — продукт интернациональных отелей»55. Среда, вскормившая дада, — это военная авантюристическая буржуазия — спекулянты, нувориши, шиберы, кетясы или как там еще они именуются. Их социально-психологические близнецы в Старой Испании взрастили некогда так называемую «плутовскую новеллу». Они не знают традиций («Je не veux meme pas savoir s'il у а eu des homines avant тоі»), их будущее сомнительно («a bas Ie futur»), они спешат взять свое («Nimmund gib dich hin. Lebe und stirb»56). Они исключительно гибки и приспособлены («man kann mit einem einzigen frischen Spmng entgegengesetzte Handlungen gleichzeitig begehen»59, художники своего дела («Geschafte sind auch poetische Elemente» , на войне не докладывают («heute noch fur den Krieg»61, но они же первые спешат дня дела стереть границы между вчера враждебными державами («Je suis, mois, de plusieurs nationalitos»62), в конце концов, они сыты и потому пока что предпочитают бар («es halt den Krieg und den Frieden in seiner Toga, aber es entscheidet sich fur den Cherry Biandy Flip»63). Здесь среди космополитического месива «de Dieu et de bordel», по отзыву Цара, зарождается дада*64-5, «Время созрело для дада, — уверяет Гюльзенбек, — с ним взойдет и с дада же исчезнет»66.

ПРИМЕЧАНИЯ

Впервые - в журн. «Вестник театра», M., 1921, № 82 (февраль), подписана инициалами Р.Я. Эта статья, посвященная дадаизму и написанная после посещения в начале июля 1920 г. берлинской выставки «Dada-AIesse», была прислана Якобсоном в Москву из Праги. Она завершает цикл его ранних статей о новых течениях в живописи. Впоследствии в своих трудах Якобсон не раз возвращался к проблемам, намеченным в этих статьях. Публикуемая статья была включена в антологию «Dada Ru(Bologna, 1984, р. 159-173}, подготовленную профессором М. Марцадури. О параллелизме, о взаимозависимости между точными науками, социальной жизнью и искусством авангарда (в связи со статьей Якобсона о дадаизме) говорит К. Поморска - послесловии к «Беседам» (р. 160): "Чтобы чуточку охарактеризовать эту обстановку, так далекую от нынешней России» отмечу несколько черт. В повоенном Берлине излюбленные места для веселого уютного времяпрепровождения - клубы и кафе гомосексуалистов. Там же ежедневно выходит газета большого тиража "HomosexueUe Nachrichten". B Германии нашумело двухтомное исследование ученого Блюера "Die Rolle der Erotik in der mannlichen Gesellschaft со следующим основным положением: "Не экономические и не идеологические факторы обусловливают возникновение и развитие общественной и государственной жизни, а эротическое влечение мужчины к мужчине. - Прим. автора. Об этом же пишет Т. Винне р в статье «Роман Якобсон и авангардное искусство» (Inr Roman Jakobson: Echoes of his ScholaiShip1 p, 503-514). Настоящая статья является фактически одной из первых, если не первой, в отечественной печати статьей о дадаизме. Вероятно, именно ее имел в виду художественный критик A. M. Эфрос, когда писал: "Весть о дадаизме дошла до России поздно. <.,.> Дадаизм уже отлился в законченную форму и стал отцветать, когда в 1921 году впервые мы услыхали эти четыре буквы, ошеломляющие своею сюсюкающею нарочитостью, явственно ничего не значащие я настойчиво требующие от нас ответного глумления» (Эфрос A. Дада и дадаизм. - «Современный Запад», 1923, кн. 3, с. 119). Друзья и соратники Якобсона - Хлебников и Маяковский - познакомились впервые с дадаизмом, вероятно, по этой его статье. Сохранились неизданные записи Хлебникова (начала 1922), свидетельствующие о том, что он проявлял пристальный интерес к творчеству дадаистов, а их лидера Т. Тцара, а также поэта и художника Ж. Рибмон-Дессеня зачислил в организованное им утопическое общество Председателей Земного Шара.
Одна запись Хлебникова, относящаяся к январю 1922 подтверждает, что связь русских футуристов с левыми художниками и писателями Запада шла в то время через Якобсона: «В первую голову призвать к исполнению > Председателей> Зем<ного> Ша<ра> пов<инности> след<ующих> лиц: Тристана Цара, Стефа<на> Цвейга, о чем пере<дать> чер<ез> Якобсона». Другая запись показывает, что Хлебникову как и Якобсон, считал дадаистов последователями футуристов: «Наши ученики: Город<ецкий>, Kyз-<мин>, Бр<юсов>, луч<исты>, дадаисты» (ЦГАЛИ, ф. 527). Имена Т. Тцара и Ж. Рибмон-Дессеня упоминаются еще в двух записях Хлебникова: в длинном перечне писателей и общественных деятелей, включенных в общество Председателей Земного Шара (ЦГАЛИ, ф. 527), и в краткой записи, опубликованной H.H. Хаджиевым, в которой названы четыре дадаиста: Тибмон-Дессень, Cyпo, Пикабиа, Тзара" (см.: Харджиев Н.И. Из материалов о Маяковском, — «Ricerche Slavistiche" vol. XXVII-XXVni1 Roma, 1981, p. 285). Об интepece Маяковского к дадаистам свидетельствует запись имен Т. Tцapa, Ф. Cyпо, П. Элюара в «берлинской» записной книжке поэта (октябрь 1922) и краткая оценка "дада" в очерке "Семидневный смотр парижской живописи» (1922-1923), написанном после поездки в Берлин и Париж в 1922 г. (см. подробнее в ст.: X а р д ж и е в Н.И. Из материалов о Маяковском, — Op. cit,, р. 283—285). Интересно, что в 1949 г. поэт И. Зданевич издал в Париже антологию «Поэзия неизвестных слов» («Poasle de mots inconmis»), где стихи Хлебникова (латиницей) были напечатаны вместе с произведениями дадаистов Т. Tцapа, Ж. Pибмон-Дессеня, К. Швиттерса, Р. Хаусмана и других. В настоящем издании статья «Письма с Запада. Дада» публикуется по первопечатному тексту.

1 «Дада не значит ничего» (фр.) - известная формула из «Manifeste Dada 1918» французского поэта, эссеиста, теоретика искусства и лидера дадаистов Т. Тцара (С. Розеншток, 1896-1963) - In: «Dada», Zurich, 1918, № 3. «Дилетанты, восстаньте против искусства» {нем,/ - текст плаката, экспонировавшегося на выставке «Первая международная дада-ярмарка», организованной Г. Гроссом, Р. Хаусманом, Д. Хартвилвдом и открывшейся в Берлине 5 июня 1920 г, в галерее доктора Отто Бурхарда (экспонировалось 174 предмета) - см. каталог «Eiste Internationale DadaMesse».Berlin, 1920.

2 «У себя дома» (фр*) — здесь, вероятно, намек на эпатажную формулу французского дадаиста, поэта и художника Франсиса Пикабиа (1879-1953), см. русск. перевод: «Публичный дом есть то место, где больше всего чувствуешь себя дома» — «Артишоки. (Дадаистскне афоризмы и заповеди)»-«Современный Запад», 1923, кн. Зу с. 132. Ср. с формулой "Les artistes chez soi», печатавшейся на повестках артистического подвала «Бродячая собака» (1912-1915), где бывали футуристы и, в частности, Якобсон, посетивший подвал вместе с Хлебниковым 31 декабря 1913 г. (см.: Jakobson R. Russie folie роёйе, Paris, 1986, р, 26).

3 Версальский мирный договор, который официально завершил первую мировую Boйну, был подписан 28 июня 1919 г. и вступил в силу 10 января 1920 г.

4 Речь идет о публицистической брошюре Л. Андреева S.ОS (Берлин, 1919); о статьях Куприна в редактируемой им при генерале H.H. Юдениче прифронтовой газ. «Приневский Kpaй Гатчина» 1919), а также в газ. «Новая Русская Жизнь» (Гельсингфорс, 1919-1920); и о статьях Д.С. Мережковского в газ. «Свобода» (Варшава, 1920), поддерживающих маршала Ю. Пилсудского в его борьбе с Советской Россией. Ср. выпады футуристов против «бытовиков» в знаменитом манифесте «Пощечина общественному вкусу» (сб. «Пощечина общественному вкусу», M., 1913 (1912), с. 3) и в декларации А. Крученых « Новые пути слова» (сб.«Tpoe", СПб., 1913, с. 36).

5 Это выражение стало популярным после выступления в Государственной думе 11 апреля 1912 г. шефа жандармов A.A. Макарова в связи с Ленским расстрелом.

6 Речь идет об антисемитской травле и нападках на А. Эйнштейна и его теорию относительности, организованных в немецкой националистической печати в 1919— 1920 гг., в частности, одна из статей о нем в газ. «Der Tiirmeitt (1920) называлась «Большевистская физика» (см.: Кузнецов Б. Эйнштейн. M., 1962, C. 230).

7 В связи с аргументом «противоречит здравому смыслу» ср. выпад футуристов в манифесте "Пощечина общественному вкусу": «И если пока еще и в наших строках остались грязные клейма Ваших "здравого смысла" и "хорошего вкуса* (сб. « Пощечина общественному вкусу", с, 4).

8 См.: Spengler О, Der Untergang des Abendlandes, Bd. 1-2, Monchen, 1920-1922 (ко времени создания этой ст. вышел только т. I); См. русск. перевод: Шпенглер О. Закат Европы, М.-Пг., 1923, т. 1, гл.1, с. 95, 352; 171,179; 187; 348—349.

9 Ср. заглавие сб. В. Хлебникова, А. Крученых, Т. Вечорки «Мир и остальное» (Баку 1920) - Хлебников В. Творения, M., 1986, C. 127.

10 Неточная цитата из ст. Хлебникова «Разговор двух особ». Союз молодежи, СПб,, 1913, №3, с. 53.

13 В связи с этим см. в км.: Schroter М. Der Streit um Spengler, Munchen, І921.

14 В годы нэпа Н.И. Бухарин в своем труде «Экономика переходного периода» (ч. 1, M., 1920) сделал попытку пересмотреть и уточнить методологию и некоторые категории экономики, разработанные Марксом применительно к капиталистическому обществу (см. гл. 9 «Экономические категории капитализма» переходный период», написанную вместе с K. Пятаковым. - с, 123—1365, См. рецензии Г. Сафаова и В. Быстрянского на указанную кн. Н.И.Бухарина («Книга н революция», 1920, № 2, с, 24-26; №6, с. 9-11).

15 Ср., например, с о «Зарницах Новой Грядущей Красоты Самоценного (самовитого) Слова» (сб. «Пощечина общественному вкусу», с, 4) и тезисы Ф.Т. Maринетти: «Мы объявляем, что великолепие мира обогатилось новой красотой: красотой быстроты»; «Будем смело творить "безобразное" в литературе» («Манифесты итальянского футуризма», с. 7,41).

16 Одним из главных принципов русских и итальянских футуристов было ниспровержение классиков и отрицание традиций (см. «Пощечина общественному вкусуJfr с 3-4, и «Манифесты итальянского футуризма», с. 6-10).

17 Цитата на «Вступления к Dada-Almanach" немецкого писателя P. Хюлъзенбека (1892-1974), одного из организаторов и теоретиков дадаизма, - «Dada-Almanach», Berlin, 1920, S. 3.

18 Из «Манифеста Дада 191O> Т. Тцара (см. примечание 1).

19 Эти три лозунга из «Вступления к Dada-Almanach Р. Хюльзенбека. Третий лозунг («Большевизм в искусстве») характерен для антибуржуазных установок группы «Политический дада», выступавшей в поддержку пролетарской революции, и, по-видимому, восходит к названию доклада Маяковского, прочитанного в Политехническом музее "Большевики искусства» (24 сентября 1917).

20 Цитата (с купюрой) из манифеста «Дадаланд» французского дадаиста, художника и поэта Ж. Рибмон-Дессеня (1884-1974). - «Cannjibale», Paris, 1920t № 2; см.также: «Современный Запада, 1923. кн. 3, с, 130.

21 Из «Манифеста Дада 1918» Т. Тцара (см. примечание 1). Здесь, вероятно, отсылка к экспрессивной анархически-бунтарской стилистике поведения, характерной для героев некоторых произведений Л. Андреева (драма «Савва» и др.).

22 Формула из «Дадаистского манифеста" (1918), написанного Р. Хюльзенбеком от имени группы («Dada-Almanach», Berlin» 1920); см. "Называть вещи своими именами". М,» «Проіресс», 1986, с, 319).

23 См. первый «Манифест футуризма» Ф.Т. Маринетти («Манифесты итальянского футуризма», с. 8).

24 Основные манифесты дадаистов направлены главным образом против экспрессионистов и футуристов. См.также формулу Т. Тцара из «Манифеста Дада 1918» (примечание I).

25 Формула и «Manifeste cannibale dada» Ф. Пикабиа (см.; «Cannibale", Fatisl 1920, № 1; «Современный Запад», 1923, кн. 3, с. 126). Здесь Якобсон сравнивает типологию дадаистских афоризмов (см. примечание 2) с приемом «принципиального неузнавания», характерным для армянских анекдотов. См. также об использовании этого приема в поэтике футуризма: в ст. Якобсона "0 художественном реализме» (наст, изд., с, 392); в кн.: Шкловский В.Б. О теории прозы. M., 1929, с. 145; в кн.: Лившиц Б. Полутораглазый стрелец». Л., 1933, с. 49-50. Ср. в «Четвертой прозе» О. Мандельштама: «Ходят армяне из города Эривани с зелеными крашеными селедками» (Мандельштам О. Собрание сочинений, т. 2, Нью-Йорк, 1971, с, 192).

26 Из «Манифеста Дада 1918» Т. Тцара.

27 Парафраза одного из положений «Манифеста Дада 1918» Т. Tцapa.

28 Дадасоф (Dadasoph) - прозвище-неологизм немецкого дадаиста, поэта и художника Р. Хаусмана (1886-1970) - см.: каталог «Erste Internationale Dada-Messe», Berlin 1920. Дадаяма (Dadayama) - неологизм из памфлета «Enthullungen» немецкого поэта-дадаиста В. Меринга (1896-1981) - «Dada-Almanach», Berlin, 1920.

29 Цитаты из двух манифестов Р. Хюльзенбека - «Дадаистского манифеста» (см.: Называть вещи своими именами, с. 319) и «Вступления к Dada-Almanach».

30 Из ст. «Чего хочет экспрессионизм?» («Dada-Almanach").

31 Иэ «Манифеста Дада 1918» T. Тцара.

32 На мелок - термин карточный игры («в долг»), это выражение было популярно в кругу Маяковского, см., например, в ст, О. Брика «ИМО — искусство молодых» (сб. «Маяковскому", 1940, с, 92),

33 Цитата из манифеста Р. Хюльзенбека «Вступление к "Dada-Almanach"

34 Вероятно, из манифеста Р. Хаусмана «Немецкий обыватель сердится» («Der Dada», Berlin, 1919, № 2). См. также примечание 41.

35 «Да здравствует будущее» (фр-j - основной лозунг футуристов. "Долой будущее» (фр-} - неточная формула из «Манифеста Дада 1918» Т. Тцара.

36 Речь идет о герое повести В.Одооевского «Импровизатор» (1833), который «беспрестанно говорил стихи на каком-то языке, смешанном из всех языков». Об этом см. также в ст. Якобсона «Звук и значение". - Якобсон Р. Избранные работы. M., 1985, с. 41.

37 Имеется в виду эпатажное заявление А. Крученых в декларации «Тель (але стиль) литераторов» (1916), где счет из прачечной сравнивается со строчками из «Евгения Онегина» Пушкина и «доказывается», что стиль счета «выше пушкинского!» (Крученых А., Клюн И., Малевич К. Тайные пороки академиков, M., 1916). См. также ст. Якобсона «О художественном реализме» (наст. изд., с. 390) .

38 B 1910 г. группа французских художников и поэтов устроила мистификацию: в «Салоне независимых» была выставлена «картина», «написанная» ослиным хвостом, и выдана за работу художника-дебютанта. Отсюда происходит название общества художников, группировавшихся вокруг М. Ларионова и Н. Гончаровой (см. подробнее: Харджиев H., Малевич К,, Матюшин М. К истории русского авангарда. Стокгольм, 1976, с. 33).

39 Термин «вещь» характерен для поэтики футуризма, формула «сделанные вещи" восходит к декларации художников П.Н. Филонова, Д. Какабадэе, Э.А. Лассон-Спировой, A.M. Кирилловой «Сделанные картины № (СПб., 1914). О знакомстве Якобсона с Филоновым см.: Jakobson R., Pomorska К. Op. cit., р. 9; Art and Portry: The Cubо-Futurists, Ал interview with R. Jakobson by D.Shapiro) - In; The avant-garde in Russia, 1910-1930, New perspective. Los Angeles, 1980, p, 18.

4 & Cm . примечание 1.

41 C.t в ст. Хлебникова «Художники мира!», которую Якобсон, вероятно, читал в рукописи, схожие формулы - «художники мысли», «художники краски» (Хлебников В. Творения. M., 1987, с. 621).

42 Речь идет: 1) о лозунге, висевшем на выставке «Dada-Messe»: «Die Kunst ist tot. Es lebe die neu Maschinenkunst Tatiins» («Искусство умерло. Да здравствует обоз машинное искусство Татлин до); на этой выставке экспонировался также коллаж Р. Хаусмана «Tallin at home» (1920); 2) о термине Крученых «вселенский язык», на котором он создавал свои «стихотворения из гласных» — см.: Крученых А. Декларация слов а т как такового. СПб., 1913; 3) о «симультанной поэзии» Т* Tuapa и Р. Хюльзенбека, которая рассчитана на многоголосую декламацию и которая восходит к термину «симультанизм» (1913) художника Р. Делоне и поэта А. Барзена; 4) о манифесте Р. Хаусмана о живописи и музыке "Олтофонетика» (см. «Вещь», Берлин, 1922, № 3, с. 13-14; ср. с манифестом «Искусство шумов» (1913) итальянского художника-футуриста Л. Руссоло - «(Манифесты итальянского футуризма», с. 51-58); 5) о Берлице М.Д. (1857—1921), австрийском педагоге, создавшем свою систему ускоренного обучения иностранным языкам, авторе многочисленных учебников-самоучителей.

43 «Моя мать сказала мне: отгони кур, // но я не могу прогнать кург (нем,) — цитата из ст-ння Т. Tnapa «Suaheli» (цикл tfPoemes negres»), являющегося стилизацией мнимого фольклорного текста на языке суахили (на франц.яз. см.: Tzага Т. Oeuvre complete Paris, 1975; перевод на нем. яз. см.: «Dada-Almanach», S. 142).

44 Цитаты из «Вступления к „Dada-Almanach" Хюльзенбека (слова «здравый смысл» в первой цитате даны по-франдузски: «Ъоп sens»).

5 К первой годовщине Октября художники (из военной школы маскировки) выкрасили траву в Александровском саду в Москве, а в мае 1919 г. раскрасили деревья в сквере перед Большим театром. См. об этом в воспоминаниях С.М. Алянского о Блоке («Новый мир», 1967, № 6, с. 182—183). Об этом же эпизоде упоминает А.Н. Толстой в романе «Хождение по мукам». Ср. в ст-нии Маяковского «Мы идем»: Барабаня, // тащите красок ведра. / Заново обкрасимся. // Сияй, Москва! («Искусство», 1919» №5,1 апреля).

46 «Мы хотим, мы хотим, мы хотим... мочиться разными цветами» (фр.) -афоризм T. Тиара, который он неоднократно варьирует в своих манифестах («Манифест господина Антипирина" и др.) - см. Chronique Zurichoise, 1915-1919» -«Dada-Almanach»; ср. также «Современный Запад" 1923, № 3, с. 132.

47 Неточная цитата из заметки художника и писателя О. Бердслея "Тай на Шекспира» (см.: «Обри Бердслей». Al1 1912, с. 48).

48 Цитата из памфлета В. Меринга "Разоблачение" («Enthullungen») - « Dada-Almanach», Berlin, 1920.

49 Это сравнение, возможно, восходит к формуле Т. Tцapa "фирменный коктейль дада» - см.: "Dad a-Aimanach».

50 Дадаизм возник в 1916 г. как искусство кабаре в цюрихском «Кабаре Вольтер» [организаторы - Т. Tцapa, Р. Хюльзенбек, Г. Б алль, Г. Apп, М. Янко и др.).

51 Из «Манифеста Дада 1918» Т. Тцара.

52 В 1919—1920 гг., во время травли А. Эйнштейна как пацифиста и еврея в немецкой печати появились сведения о его возможной эмиграции, а также о предполагаемой награде, которую должно присудить ему Лондонское Королевское астрономическое общество; однако медаль была присуждена А. Эйнштейну лишь в 1925 г. (см-: Xофман Б. Альберт Эйнштейн - творец и бунтарь. М. 1983, с. 201). В связи с этим ср. в ст. Ю.Тынянова «Записки о западной литературе» (1921) - Tынянов Ю. Поэтика. История литературы, Кино. М., 1977, с. 127.

53. В 1920 г. К. Гамсуну была присуждена Нобелевская премия по литературе. В публицистике он неоднократно высказывался о своей германофильской ориентации, которая вызывала в разные годы протесты и бойкот норвежской и мировой общественности. Во время второй мировой войны, сотрудничал с нацистами.

54 Ср. с аналогичными объявлениями русских и украинских конструктивистов, например, о проекте художника В.Д. Ермилова («Авангард», Харьков, 193О, № 3). Ср. также в ст. А. Эфроса «Дада и дадаизм» («Современный Запад», 1923, № 3, с. 122).

55 См. высказывания швейцарского художника-дадаиста Ф. Баумана (18861942) - "Dada-Almanach».

56 Жанр «плутовского романам зародился в Испании в XVl в. в схожей социально-деклассированной среде. О традициях «плутовского романа» в русской литературе см,: Шкловский В. Матвей Комаров житель города Москвы. М., 1929; Шкловский В. Чулков и Левшин. М., 1933.

57 «Не хочу даже знать, были пи до меня люди» (фр.) - «Dada-Almanach».

58 «Бери у других и отдавай себя. Живи и умирай (нем)w — из «Вступления к „Dada-Alinanach"» F. Хюлъзенбека.

59 «Можно одним-единственным энергичным прыжком одновременно совершить противоположные действиям (нем.) - из « Dada-Almanach".

60 «Дела - это тоже поэтическая стихиям (нем.) — из «Dada-AImanach"; ср. "Современный Запад", 1923, № 3, с. 133.

61 «Сегодня все еще для войны» {нем.} - из «Dada-Alrnanach»; ср. «Современный Запад», 1923, № 3, с. 122.

62 «Я сам представитель нескольких национальностей» (фр-) — по-видимому, утверждение Т. Tnара, который был румынским евреем и писал на французском и немецком языках.

63. «Под тогой дадаизма сошлись и война и мир, но он всему предпочитает Шерри Бренди Флип» (нем.) - из «Вступления к ,,Dada-Almanach" Р. Хюлъзенбека.

64 «Бога с борделем" (фр) — цитата из Chromquc Zurichoise 1915—1919» Т. Tцapa (« Dada-Almanach").

5 См.:Вluhег Н. Die Rolle der Erotik ш der mannlichen Gesellschaft, Bd. 1,2, Jena, 1917.

66 Из «Вступления к „Dada-Almanach" Р. Хюльзенбека.

1