ВГТРК и ММШК в Доме Розановой

О доме всемирно известной художницы Ольги Розановой на Музейной расскажут студенты московской международной киношколы. Они продолжают съёмки во Владимире. А вот за забором исторического дома, где жила ярчайшая представительница мирового авангарда, разворачивается настоящая коммунальная катастрофа. Почему?Об этом в специальном репортаже Марии Платанюк. 

«По следам русского авангарда». Так свою творческую экспедицию назвали студенты московской международной киношколы. А исток здесь, во Владимире. Евгений Карпов рассказывает: часть его студентов- редакторы, часть- режиссёры, на подъезде – художники. Итогом станут документальный фильм, книжный проект и вернисаж. 

Евгений Карпов, преподаватель московской международной киношколы

- Мы взяли улицу Музейную не как один дом Ольги Розановой, а улицу Музейную, как символ времён, непрерывности времён. Того, что происходит с городом и с людьми. 

Тему ребята выбрали сами. И сейчас стараются не упустить ни одного «штриха». Казалось бы, неприметный дом. На деле- важнейшая точка на «карте авангарда». 

Ульяна Аракелян, студентка московской международной киношколы:

- Мы интересуемся искусством. Авангардом. Хотелось бы сохранить дом. Память. 

Александра Лебедева, студентка московской международной киношколы:

-  Это важно не только для Владимира, в принципе, для всей мировой культуры. Розанова очень много сделала и не хотелось бы утратить эту память

Ольга Розанова- будущая королева авангарда, автор всемирно известной "Зелёной полосы",  родилась в Меленках, в семье уездного исправника Владимира Розанова. В столицу губернии вместе с семьей перебралась позже. И здесь, в доме возле Троицкой церкви,  жила до 1904-ого. До окончания гимназии и переезда в Москву. Кстати, уголок родной  для Розановой улицы можно  найти на одной из её работ. «Городской пейзаж» или «Пейзаж с извозчиком». 

Мария Платанюк, специальный корреспондент:

- Адрес, с которым связана историческая сенсация. Музейная, 10.  В прошлом-Борисоглебская, дом Орловой, 44. Именно его писала на конвертах амазонка русского авангарда Ольга Розанова. Долгое время, где именно находился дом, не знал никто. 

 Открытие  в 2017-ом году сделал владимирский архивист Алексей Арескин, проведя колоссальную исследовательскую работу, сверив десятки уникальных документов.  Дом для своей семьи приобрёл дед художницы- священник Василий Орлов. Потом домовладение перешло его дочери. Несколько лет назад небольшую часть исторического дома выкупила некоммерческая организация «Розановский центр». Он занимается сохранением наследия художницы и возвращением памяти о ней. Крохотную штаб-квартиру ремонтировали общими усилиями. Её, по словам Полины Вахотиной, видели интеллектуальным, идейным центром. Но мемориальные  планы разбились о суровую коммунальную реальность. 

Полина Вахотина, директор Розановского центра:

- Любой человек, который приходит сюда «с воли», он понимает, что он не хочет здесь ничего делать. Он хочет побыстрее покинуть это место. Эта лужа- то, что натекло сверху, я не предлагаю вам понюхать, потому что я примерно представляю из чего это состоит. Это то, что гадят животные, которые там лают сейчас.

Испражнения «заполнили» весь дом. «По розановскому адресу» за забором туриста встретит  стойкий запах аммиака. А ещё – в одной из частей строения- окна без стёкол, помещение доверху забито мусором. Иван  Алферьев руководит местным ТСЖ. Дом- в долевой собственности. Сейчас здесь 5 квартир. Жительницы одной из них, по словам соседей, сделали жизнь невыносимой. Собаки- вой которых отчетливо слышен- по, всей видимости, « в темнице». Гулять их не выводят. Сами обитатели выходят редко, но всегда возвращаются с очередным «уловом» с помоек.

- Это склад того, что находится в урнах, в баках мусорных. Сюда приходила и комиссия, и участковый. Пандемия сейчас. И вот всё-всё-всё, что в урнах, находится здесь. Там вот склад. Это кусочек. В основном всё находится внутри. 

Жуткая вонь, кажется, пропитала все стены. Представьте, каково было на самоизоляции?- подчёркивают люди. Александр Романов живёт здесь с супругой. А вот внуков – даже ненадолго- чета пригласить не может. 

Александр Романов, житель дома № 10 по улице Музейной:

- Внуков. А как? Сюда приведешь их,  у них потом диарея начинается на следующий день, рвота, и дети уже не пускают их к нам. Это невозможно. 

Наталья Пименова рассказывает: пытались договориться, убедить. Безуспешно.  Со временем подобное соседство вылилось в катастрофу. Под одной крышей в «розановском» доме живут и дети, и пожилые люди. 

Наталья Пименова, жительница дома № 10 по улице Музейной: 

- Дочка, мама у меня. Инвалид теперь. Тяжело дышать, слушать всю эту нервозность. Мы от этого всего устали. 

Дверь в «дурнопахнущую» квартиру- на замке. Снаружи.  Однако, одна из обитательниц – дома. И по-прежнему- в «глухой обороне». На контакт не идут. На свою «личную помойку», по словам людей, женщины пробираются через лаз в подвале или окно. 

- Добрый день! А Вы не могли бы с нами пообщаться? Съёмочная группа телеканала «Россия»… Снимают тут своё ... 

Канализации в этой квартире нет, как и отопления. Что творится внутри, по этим кадрам можно только догадываться. Мы проявили настойчивость. И Надежда Ивановна всё-таки вышла на связь из «мусорного бункера». Излагая свои аргументы женщина была эмоциональна.   

Надежда Бажмина, жительница дома № 10 по улице Музейной: 

- Да мне … рать на этот дом. Это весь дом помойка. Помойка! Ты знаешь, сейчас инвестор придёт, это всё на торги выставлено… Придумали сказочку, дом Розановой. Никакой это не культурный объект. 

Хозяйка «мусорных гор» на вопрос о наведении элементарного порядка парирует: может и наведу, если «давление позволит». А вообще- лучше «бульдозером». И заверяет, иммунитет у нее «отличный».

Надежда Бажмина, жительница дома № 10 по улице Музейной: 

- А я ничего не чувствую. У меня аллергии нет. У меня очень хорошая чистая кожа.

- А как Вы в пандемию здесь сидели?

- А я не сижу. По городу хожу. Ничего не липнет. Тьфу-тьфу. 

Оценить розановский дом изнутри нас пригласили и Александр Романов, и председатель ТСЖ Иван Алферьев. Скромные, но родные квадратные метры. Которые пытаются обустроить и содержать в порядке. Дом старый, но все коммуникации  к нему подведены. Однако, соседки, по всей видимости,  что-то  менять не намерены. 

- Дяденька. Уходи подобру-поздорову. А то тут у меня ведро с мочой стоит… 

По словам людей, комиссии вызывали неоднократно.  А в 2018-ом письмо с просьбой помочь Дому Розановой было направлено и областным властям. Его подписали виднейшие российские исследователи авангарда.  Речь- даже не об исторической памяти. Нормальном существовании.  Даже самое прочное терпение иногда заканчивается 

Полина Вахотина,  директор Розановского центра: 

- Надо как-то на это навалиться. У меня понимание, что любая администрация ( городская, районная) может решить этот вопрос вот так…. ( по щелчку). 

По словам Ивана Владленовича, с мемориальным- в перспективе- статусом дома  жители связывают надежды на развитие и порядок. Люди готовы оказывать Розановскому центру необходимую помощь. 

Иван Алферьев, председатель ТСЖ Музейная, 10: 

- Не только экскурсоводом. Тут необходимо следить за хозяйством. Мы тут 30 лет занимаемся. Дом 1835-ый год.  Попал, так скажем, в хронику…   

Жители заверяют: продолжат писать во все инстанции. И надеются, что на проблемный адрес обратят внимание власти, прокуратура, санитарные службы, эпидемиологи, ветнадзор… 

Что до истории, она всегда- в деталях. Семья Марии Герасимовой, к примеру, сохранила в своей квартире фамильный стол. Старинное дерево, резьба. С ним готовы расстаться. Понимая: надо реставрировать, чтобы не превратился в хлам.

Кто знает, может за ним рисовала и Ольга Розанова? 

Мария Платанюк, Семён Карпов «Вести-Владимир».

1