Дом Ольги Розановой ищет спонсоров

 

Ольга Розанова - глава художественно-промышленной секции отела ИЗО НАркомпроса, 1918

Во Владимире запустили общественную программу в пользу дома, где жила одна из амазонок русского авангарда

Розановский центр во Владимире запустил благотворительную кампанию в пользу дома Ольги Розановой. Как рассказала Анна Бражкина, ученый секретарь общественной организации, «конечная цель проекта — создание исследовательского и образовательного Центра авангарда во Владимире (библиотека, архив, мастерская, небольшое экспериментально-выставочное пространство, пара жилых помещений для резидентов), что-то типа Свободных мастерских 1920-х годов — в юридической форме государственно-частного партнерства».

Знаменитая авангардистка Ольга Розанова родилась в 1886 году в городе Меленки Владимирской губернии в семье уездного исправника. Она переехала во Владимир в возрасте 12 лет для обучения в гимназии. С 1905 года жила в Москве и Петербурге, но возвращалась во Владимир практически каждое лето и проводила тут по нескольку месяцев. Дом во Владимире, в котором она жила, был опознан путем архивных изысканий в 2017 году. Он нашелся по адресу Музейная улица, 10, в самом центре городского культурного пространства, в 100 м от областного департамента культуры и в 300 м от офиса Владимиро-Суздальского музея-заповедника. Это оказался традиционный полутораэтажный деревянный дом на каменном фундаменте, общей площадью около 235 кв. м. Тогда специалисты Розановского центра планировали поставить дом на государственную охрану, постепенно расселить жильцов и открыть там образовательный и культурный центр русского авангарда.

Анна Бражкина рассказала нашему изданию о том, сдвинулась ли ситуация с места за прошедшие годы. «Власти, даже самые благожелательные, с самого начала отнеслись к нашим планам музеефикации дома крайне скептически. „Максимум, на что можно рассчитывать в этом случае, — это мемориальная доска“, — сказали нам в областном департаменте культуры. Мы не удивились: всем известно, что власти связываются с мелкой недвижимостью, находящейся в частной собственности, только в случае крайней нужды или чрезвычайной выгоды».

Тем не менее в первый же месяц после исторической идентификации дом был внесен в список объектов, обладающих признаками памятника. В связи с этим жильцы подпали под рамочное обременение, и тема расселения стала выглядеть для них более реалистичной. «Через год нам удалось с помощью частных спонсоров и одного московского фонда приобрести в доме небольшое подвальное помещение — чтобы контролировать ситуацию. В этом нам помог самый, пожалуй, известный в мире специалист по русскому авангарду — Андрей Дмитриевич Сарабьянов. Мы отремонтировали подвальчик с помощью волонтеров. Пока делали ремонт, вплотную познакомились с проблемами дома», — уточняет ученый секретарь Розановского центра.

Дом находится в коллективной собственности и управляется товариществом собственников жилья (ТСЖ). Там живут пять семей (причем две из них — в полуподвальных помещениях, что прямо запрещено законом). Кадастровая стоимость здания — около 6 млн руб., но рыночная стоимость выше, так как ТСЖ за время существования значительно улучшило состояние дома, причем собственными силами. «Исключение — одна квартира, где проживают две немолодые сестры, которые содержат в ней десяток собак без выгула, с соседями общаются исключительно агрессивно. Большинство обитателей дома не прочь расселиться из-за такого соседства, но перспектива продажи жилья в доме с неиссякающим источником заразы и морального дискомфорта минимальная», — говорит Бражкина.

Розановский центр продолжал упорствовать и пытаться решить вопрос в профильных государственных, областных и муниципальных инстанциях. «Их оказалось девять. Но мы по-честному обошли все необходимые инстанции — просто для того, чтобы нам потом не говорили, что мы не пытались решить проблему с ними вместе. Последнее, что жильцам предложили городские власти, — провести ряд дорогостоящих действий (официальную санитарно-гигиеническую экспертизу всех помещений и здания в целом, санитарно-строительную экспертизу здания, обновить данные по БТИ, выделить в частную собственность доли из коллективной собственности). И возможно, после этого власти начнут думать о расселении. Смешно, что одновременно с этими неподъемными для жильцов требованиями городская администрация вменила ТСЖ крупный штраф за плохое содержание дома», — уточняет Бражкина.

«Мы решили, что это последняя точка в наших играх с местными и региональными властями и дальше нужно действовать на других уровнях, — говорит она. — С месяц назад мы объявили о запуске благотворительной кампании в пользу дома Розановой». По ее словам, Розановский центр разделил кампанию на несколько этапов и пока сосредоточился на первом. «Мы консолидируем человеческие и финансовые ресурсы, чтобы подготовить документы для расселения двух семей из подвалов розановского дома. Город обязан расселить их по закону. Ввиду того, что город делать этого необъяснимо, но категорически не хочет, нам нужно будет найти еще и рычаги давления на городскую администрацию. По моим представлениям, этот этап, включая работу юриста, обойдется примерно в полмиллиона рублей».

Центр планирует собрать эту сумму, реализуя ряд издательских и образовательных программ во Владимире и Москве. «Во Владимире у нас есть партнеры — букинистический магазин „Эйдос“, центр современной культуры „Флигель“. Ряд таких программ уже запущен, но об их эффективности говорить рано. Конечно, устроим и банальный краудфандинг. Если этот этап преодолеть не удастся, нужно будет думать, что делать дальше. Но пока мы настроены позитивно», — подытоживает Анна Бражкина. 

 

Софья Багдасарова, The Art Newspaper Russia, #91, 2021

1