1919. Роман Якобсон. Футурзадачи художественной пропаганды

Статья Якобсона "Задачи художественной пропаганды" в газете "Искусство", 5 сентября 1919

Мыслима ли художественная пропаганда — внепартийная, объективная, всепреемлющая?

Можно ли одновременно прививать массе все имеющиеся в данный момент эстетические системы?

Если орган художественной пропаганды хочет взять на себя роль художественного Мернлиза1, тогда несомненно:

Краеугольным лозунгом должно стать: чего изволите.

Держать надлежит, по преимуществу, ходкий товар, учитывая спрос, равняясь по потребителю.

Навязывать следует прежде всего тот товар, который обильно предлагается, - богатый количественно. Таков товар залежалый. Быстрый сбыт необходимо создать тому товару, который CKOpeef легче всего и в максимальном количестве производится. Таков, разумеется, всяческий штамп.

Отсюда необходимый вывод, что спрос потребителя определяет ценность художественного течения, что ценность выставки измеряется ее посещаемостью, что только плебисцит в состоянии выяснить ценность того или иного художественного произведения, как это практиковалось отчасти в эпоху расцвета эстетического либерализма во времена передвижничества.

Однако художественные формы не выбираются, как выбирает покупатель перчатки в модном магазине.

Забывают, что жизнь искусства есть смена методов оформления, что для всех форм наступает момент, когда они «из форм развития производительных сил превращаются в их оковы» (Маркс).

Новая художественная форма есть деформация старой, протест против нее. Мирное сосуществование во времени двух художественных форм так же немыслимо, как немыслимо сосуществование двух геометрических тел в одном пространстве. Старое искусство, разрушаемое атакой нового, оставляет по себе так называемые «культурные переживания». От живого социального факта последние отличаются отсутствием всякой иной тенденции, кроме консервирующей.

Поскольку задачей подлинно революционного художественного просвещения является революционизирование культурных, в частности эстетических навыков, постольку оно должно всемерно разрушать и уничтожать эти культурные переживания. Иначе говоря, изживание художественной статики, борьба с эпигонством — задача художественного просвещения. Апология эклектизма, художественного соглашательства знаменует собою революционное бессилие, творческую импотенцию. Расцвет, эпидемия такого соглашательства совпадает с моментами общественного упадка. Так было в начале войны, когда даже иные левые художники завопили о «единой эстетической России"3 .

И те, которые, проецируя музей в жизнь, кричат о веротерпимости в искусстве, уподобляются ревнителям «чистой демократии», принимающим, по выражению Ленина, формальное равенство за фактическое4.

 

ПРИМЕЧАНИЯ

Впервые - в газ, «Искусство» (М., 1919, N8, 5 сентября) к предстоящему 7 сентября Дню советской пропаганды, под псевдонимом «Алягров" и с пометой от редакции: «Печатается в дискуссионном порядке» (под этим же псевдонимом Якобсон дебютировал двумя заумными стихотворениями в футуристическом сборнике Крученых А., Алягров. "Заумная гнига». Цветные линогравюры О. Розановой. М., 1916 (1915]. Настоящая статья указана в библиографии Якобсона (Roman Jafcobsort - A Bibliography of his Writings, Moutonl 1971X но в SW не включена и на другие языки не переведена. В этой программной статье, открывающей номер газеты, как и в статье «Футуризм», Якобсон выступил в качестве идеолога и пропагандиста левых экспансионистских идей, выдвинул принцип деформации как основной фактор смены художественных форм и прокламировал борьбу с «художественной статикой». Сформулированная им эстетическая программа в определенной мере перекликалась с максималистскими установками Маяковского этого времени, провозглашенными им в стихотворных манифестах «Приказ по армии искусств» и «Мы идем» (второй текст был напечатан в той же газ. «Искусство»» 1919, № 5, 1 апреля). Важно отметить, что в назначенный День пропаганды (7 сентября) на митинге «Новое искусство и советская власть» в Первых государственных свободных художественных мастерских (б. Строгановское училище, Рождественский бульвар, д, 11) выступили Маяковский, Д.П. Штеренбepr1 К.С.Малевич, A.M. Родченко и др., а на другом митинге — «Художник будущего" - во Вторых государственных художественных мастерских (ул. Мясницкая, д. 21) - О.М.Брик, А.И. Иванов и др. Публикуется по первопечатному тексту.

1 Имеется в виду универсальный магазин в Москве, принадлежавший английской фирме «Мюр и Мерил» (ныне - ЦУМ).

2 См.: Маркс К., Энгельс Ф. Сочм т, 4, с. 429 (неточная цитата).

3 Здесь намек на идеолога кубофутуризма Д.Д. Бурлюка (1882-1967), напечатавшего в мае 1915 г. ст. «Отныне я отказываюсь говорить дурно даже о творчестве дураков. Единая эстетическая Россия» в сб. «Весеннее контрагентство муз», M. 1915, с. 101-106 (название статьи перефразирует реакционный лозунг 1910-х гг. «единая неделимая Россия»). Как примеры «единения» «под гром военной непогоды» Д. Бурлюк называет вышедший в марте 1915 г. сб. «Стрелец» (П. 1915, № 1), в котором футуристы участвовали вместе с символистами («Под мышкой у каждого символиста зажато по футуристу»), а также открывшуюся в Москве 23 марта 1915 г. выставку «1915 год», в которой участвовали крайние левые группировки вместе с признанными «бубновалетовцами". Кроме того, Якобсон намекает на шовинистический угар, который увлек некоторых левых поэтов и художников в первые месяцы войны. Например, издательство «Сегодняшний лубок» выпустило в августе-сентябре 1914 г. серию лубков и открыток, которые иллюстрировались Маяковским, К. Малевичем, Д. Бурлюком, В. Чекрыгиным, А. Лентуловым, И. Машковым и др. Об интересе к войне, первоначально увлекшей Маяковского «с декоративной, шумовой стороны"— см. в его автобиографии «Я сам».

4 См.: Ленин В.И. Полн. собр. соч., т. 37, с, 262.

Подготовка текста и примечания - А.Парнис. Публ. по: А.Парнис. Ранние статьи Р.Якобсона о живописи. // Р.Якобсон. Работы по поэтике. М., "Прогресс", 1987. сс. 4420-421

1